СРАБОТАЛА СИСТЕМА



  Оправдательный приговор Брянского военного суда развязал руки полковнику А. Богзе – бывшему военкому Заводского района Орла. Избежав тюрьмы, служивый посчитал себя человеком порядочным и непорочным. С исками о защите чести и достоинства он отправился по судам, требуя от местных СМИ и военной прокуратуры в качестве компенсации морального вреда четверть миллиона рублей. Если сравнить уровень притязаний служивого с его предыдущими аппетитами, то запросы полковника явно возросли. Видно, подзабыл товарищ, что факты, которые вменялись ему в вину, суд подтвердил.

ОТКРОВЕННЫЙ РАЗГОВОР

  В декабре 2002 года на Центральном рынке Орла полковник Богза встретил Наталью Петровну Послушную, торговавшую медом.
  - Купил у меня мед, стоит и не отходит, - вспоминает Наталья Петровна, – говорит: « Я военком Заводского района Орла». Спрашиваю: « Богза, что ли?» - « Да». – «А я - мама призывника». А тот: «Служить сын собирается?» - «Нет, у него хроническое заболевание почек».- « И все же, если вы придете и принесете, я приму».
  Утром 24 марта 2003 года женщина пришла в военкомат.
  - Вы сказали мне, «если принесете, я приму». Я не знаю, что нести и как нести, - волнуясь, сказала женщина.
  - Что считаете нужным.
  - Деньги? Мед?
  - Мед мне не нужен. Его (сына. – Ред.) надо списывать по болезни… Я могу помочь… Он должен отлежать в больнице. С областной комиссией я помогу.
  - Не получится так, что я дам, а сына снова начнут терзать?- не верила женщина своему «счастью».
  - Нет, в июле получите документы, - на клочке бумаги появилась запись: 500$, - если вас устроит. Если нет, то сразу говорите и занимайтесь сами.
  - Пятьсот долларов - это сколько? Пятнадцать тысяч рублей?
  - Шестнадцать, - нескромно уточнил полковник.
  - Когда я должна их принести?
  - Чем быстрее, тем лучше…
  На том разговор и закончился.

ПОД КРЫЛОМ У ГУБЕРНАТОРА

  - Богза все время говорил мне: «Тише, тише», – вспоминает Наталья Петровна, – вставал, ходил по кабинету, зачем-то включал телевизор.
  Однако женщине это не помешало сделать скрытую диктофонную запись разговора.
  Вскоре о ее существовании узнал и полковник. Комиссару было не по душе, что у человека на руках оказался компромат на него, чистого. И в военкомате отметили настойчивость, с которой парня спешили отправить в казармы.
  Почувствовали это и в доме Послушных, куда приходили повестки. Доверять комиссару Наталья Петровна уже не могла и написала жалобу на имя губернатора области Егора Строева, где детально изложила все события.
  - В конце апреля домой позвонили, - рассказывает Наталья Послушная. – Мужчина представился: секретарь комиссии по делам военнослужащих в областной администрации Чикин. Чиновник сказал, чтобы я с сыном пришла в военкомат, где будут рассматривать мою жалобу.
  В назначенный день в военкомате собрались зам. главы администрации Заводского района В. Шкадин, военком А. Богза, помощник районного прокурора Ю. Новосельцев и другие. Всего двенадцать человек. Прокурор грозно предупредил парня об уголовной ответственности. Напомнил, что по уклонистам плачут два года тюрьмы.
  Наталья Петровна умоляла членов комиссии взять и прослушать кассету, где Богза просил у нее денег, но чиновники проявили завидную солидарность.
  - Когда я протянула запись М. Чикину, он, отчуриваясь, указал на прокурора, - рассказывает Послушная. - Но и тот большого интереса к записи не проявил, разъяснив лишь общий порядок подачи заявления в прокуратуру.
  Тогдашнюю реакцию господина Чикина, наверное, можно понять: через год высокий чиновник сам попался на взятке, польстившись на 56 тысяч рублей, предложенных в обмен за «отмаз» от армии.
  Увы, в протоколе заседания военной комиссии разговоры о деньгах скромно опустили, а сына Натальи Петровны направили на медицинское освидетельствование в больницу имени Семашко, чтобы подтвердить или опровергнуть диагноз. Опережая события, скажем, что у парня врачи, действительно, выявили заболевание, с которым в армию не забирают.

«РОМЕО» В ПОГОНАХ

  Тогда женщина с аудиозаписью пошла в управление ФСБ по Орловской области. Через несколько дней под ее окнами с челобитной вырос не кто иной, как герой нашей истории - полковник Богза. Он интересовался, куда она еще написала заявления. На вопрос, откуда комиссар знает об этом, загадочно ответил: мол, сработала система.
  Наведался он к Наталье Петровне и во второй раз. В форме уже не юный «Ромео» вытягивался под балконами первого этажа, чтобы показать женщине записку, в которой просил ее сказать, что «16» – это не тысячи рублей за «отмаз» от армии, а количество дней, которые якобы ее сыну предстояло провести в больнице. К слову, оттиск слов этой записки нашли на следующем листе записной книжки водителя Богзы. И свой путь в следственный изолятор Орла полковник начал из-под окон семьи Послушных, где военная прокуратура его и задержала.
  На предварительном следствии к эпизоду с деньгами добавились еще два. Оказывается, в 1998 году военком просил у одного из посетителей замок зажигания к своей автомашине «Опель-Рекорд».
  А в 2002 году Богза проявил особые гастрономические потребности. Тогда к нему обратился мужчина, чтобы оформить личное дело для трудоустройства в Федеральную академию правительственной связи, что при президенте РФ. Богза не противился, но попросил собрать посылочку: икорку красную и черную, буженинку с колбасками, коньячок и шоколадные конфетки. Добра вышло больше, чем на десять тысяч рублей! А чтобы мужчина от обилия запросов не потерялся и дорогой чего не подзабыл, полковник сам написал ему записочку с перечнем продуктов.
  Правда, и тогда полковник лишь облизнулся – не поверивший своим ушам и глазам мужчина обо всем рассказал офицерам академии. Те сор из армейской избы выносить не стали, о гастрономических запросах Богзы сообщили в областной военкомат. Говорят, там с Богзой был серьезный разговор. Да вот выводы, видно, комиссар сделал не те, что нужно.

СУД ПО СОВЕСТИ

  Когда уголовное дело направили для рассмотрения в Брянский гарнизонный военный суд, полковник обвинялся сразу по трем статьям Уголовного кодекса РФ: покушение на мошенничество, злоупотребление должностными полномочиями, покушение на взятку. Военный прокурор просил осудить Богзу на три с половиной года лишения свободы в колонии общего режима с лишением воинского звания. Но суд посчитал иначе.
  - То, что прокуратура вменяла в вину как покушение, суд счел приготовлением к преступлению средней тяжести. А за это не предусмотрена уголовная ответственность, - говорит зам. военного прокурора Георгий Постников. – И Богзу по этой статье оправдали. Но в том, что факты имели место, не вызвало сомнений ни у нас, ни у суда.
  Вот такой своеобразный конец истории. Полковник оправдан, потому что «лишь» помышлял о плохом. Денег - то не получил и халявной икорки не поел.
  Сегодня он ходит по гражданским судам и везде говорит о своей поруганной чести и достоинстве, бравируя тем, что до сих пор является военнослужащим российской армии.
  На вопрос, как военный комиссар Орловской области Е. Гришин относится к такой пикантной ситуации, тот ответил: «Мы не можем комментировать решение суда. На сегодня Богза находится в распоряжении командующего войсками Московского военного округа. Он и примет решение о дальнейшей судьбе полковника».
  Реакция командующего пока неизвестна. Но не удивлюсь, если подтвердится полковничья фраза: «Сработала система…».

  P.S. Редакция газеты обращается к руководству Московского военного округа с просьбой разобраться, насколько поступки полковника А. Богзы соответствуют его высокому офицерскому званию и основам воинских уставов.

13 сентября 2004, 22:00  1634

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Жизнь"