КТО ОТВЕТИТ ЗА НАСОС?



  Любой врач подтвердит, что без воды человек может прожить не более трех суток. Крестьяне д.Ступишино Орловского района живут без нее уже более трех месяцев. И шутят, что не умрут, пока не приведут к ответу виновника своих бед.

  Отправляясь летом в д.Ступишино, не забудьте записаться в очередь. Иначе придумавшие такой порядок посадки в автобус дачники могут стукнуть вам по тому месту, откуда ноги растут, а могут и по тому, откуда растет голова.
  Преодолев эти трудности и устроившись в автобусе, я с интересом следил за бегущим за окном пейзажем. Проезжая мимо очередного населенного пункта, спрашивал у соседей: “Это Ступишино?” Реакция всегда была одинаковой: “Ступишино? Гы-гы-гы! Не-ет…”
  В Ступишино меня ждали. Не успел автобус въехать в деревню, как навстречу ринулась толпа местных жительниц, увидев которых, водитель нервно дал по тормозам метров за пятьдесят до остановки.
  - Ой, какой молоденький! – раздались в толпе адресованные мне сочувственные голоса. – А вы точно из независимой газеты? Не побоитесь нашего «террориста»?
  Тут меня взяли сомнения, в то ли Ступишино я приехал.
  - В то, - успокоили меня. – Без воды с мая живем. Другого такого Ступишино вы точно не найдете!
  По нынешним меркам, деревня передо мной предстала большая – свыше тридцати дворов. Половина из них принадлежит местным уроженцам, половина – переселенцам с Севера и из стран СНГ. Объединяет их полное отсутствие воды в домах. Не каждый день увидишь российскую деревню, в которой почти во всех домах имеется и клозет теплый, и ванная. Но чтобы при таком размахе еще и воды не было…
  Ступишинцы объясняют эту проблему просто:
  - Воду «террорист» перекрыл. Он еще осенью грозился без воды нас оставить. За то, что мы телевидение вызывали.
  - Террорист?!
  - Воду отключили 30 мая, и с тех пор она ни из одного крана не капает, а он пальцем о палец не ударил, чтобы это исправить. Разве это не «терроризм»? Он просто мстит за то, что местные работать к нему не идут, потому что у него зарплаты маленькие, - в доказательство мне показывают справку о доходах одного из бывших работников, за три месяца заработавшего 581 рубль 42 копейки. – Он вроде бы бывший милиционер, связями угрожает. А в деревне в основном дети и пенсионеры остались. Страшно…
  - Неужели вы совсем без воды?
  - Почему совсем? Чтобы огород полить - дождевую собираем, а по другие нужды на родник ходим.
  Родников здесь много. Они питают речку Оптуху, в которой даже в самую жару вода ледяная. Но спускаться к ним приходится под горку по узкой тропинке. От ближайшего дома до родника - триста двадцать мужских шагов или триста сорок женских: за три месяца успели подсчитать.
  В советские времена Ступишино входило в богатый Большекуликовский колхоз. В годы реформ его подмяло под себя некое ОАО АПК “Орловские истоки”. Ступишинцы хорошо помнят, как похозяйничали на их землях те владельцы. Поля заросли бурьяном, скот порезали, а потом “Истоки” обанкротились. На смену им пришли “Орловские просторы”, ступишинское отделение которых и возглавляет “террорист”. Правда, говорят, что и “Просторам” недолго жить осталось.
  - Да что же мы стоим, - заволновалась вдруг толпа. – Надо же «террориста» ловить.
  Но искать того не пришлось, сам подъехал к нам на вазовской “пятнашке”.
  - Воды нет потому, что в водонапорной башне стоит маломощный насос, - объяснил ступишинцам импозантный молодой человек по имени Сергей Голубев – тот самый, кого так боятся в деревне. – Старый сгорел, и пришлось его заменить.
  - Так зачем же вы поставили маломощный насос?
  - А я всегда такие беру, - невозмутимо ответил тот. – И вообще, своими претензиями вы уже вывели меня из себя. Для тех, кто забыл, напомню, что еще в мае было вывешено уведомление об установке водных счетчиков. Но никто этого не сделал.
  Толпа возмущенно зароптала. В октябре прошлого года им впервые в жизни установили тарифы на воду из расчета 15 рублей за голову, причем людей и домашнюю скотину поставили на одну чашу весов. Это ступишинцы пережили, но требование установить дорогие счетчики на трубы, в которых вместо воды ветер свистит, люди восприняли как смертельное оскорбление. Услышав слово “самосуд”, Голубев нервно передернул плечами и вспомнил о том, что ему срочно надо убирать хлеб. Сел в машину и укатил, обронив фразу, что за водообеспечение деревни отвечает сельская администрация.
  Ждем зам.главы Большекуликовской сельской администрации М. Студенникова. До его приезда мне успели показать водонапорную башню, которая кренится не хуже Пизанской, закрытые год назад библиотеку и клуб, босоногих детишек, у которых осталась одна забава: погонять беспризорных общественных телок, ломающих изгороди и лезущих в чужой огород, полуразрушенные коровники.
  Еще одна местная достопримечательность - обилие многодетных семей. Здесь их с десяток. Живут только огородами. Что-то себе заготовят, что-то на продажу в город отвезут…
  Господин Студенников, оказалось, сам родился и вырос в деревне. Наверное, поэтому требования ступишинцев, обступивших его кружком, показались ему нелепыми:
  - Здесь столько родников! Вода в них чистейшая! А вы шум из ничего поднимаете!
  Восьмидесятитрехлетняя Таисия Агеева не слышала этих слов. Она инвалид I группы, астматик и не выходит из комнаты, в которой, по предписанию врачей, несколько раз в день должна производиться влажная уборка. Экономя, дочь отмеряет ей питьевую воду глотками.
  - Балансодержателем водонапорной башни является отделение “Орловских просторов”, - поясняет М.Студенников. – Поэтому мы не можем ее ремонтировать, пока не возьмем на баланс. Но “Орловские просторы” башню не отдают.
  Эти слова не дошли до слуха Таи Гизбрехт. У нее семь детей: стирки-уборки хватает. На пятом десятке лет ей то и дело приходится бегать по крутому склону с тяжеленными тазами, наполненными мокрым бельем. Вечерами она ведет личный дневник. Страницы с летними записями наискось перечеркнуты траурными надписями «Воды не было».
  - А раньше как жили? – распаляется зам.главы. - Ведь не было в деревнях водопровода!
  А этого не слышал Михаил Ивлев. Долгие годы он возглавлял местное хозяйство, и при нем, говорят, вода всегда была.
  - Вы нам четко скажите, когда будет вода? – потребовали жители.
  - Ну… Уже достигнута договоренность с Голубевым, будем менять насос, - неопределенно говорит Студенников.
  - Когда?!
  - Нет у сельской администрации на это денег! Этот вопрос я поднимал в администрации Орловского района, там обещали помочь, но пока денег тоже не дают.
  На замену насоса требуется 6-7 тысяч рублей. Ступишинцы сами предлагают заплатить — лишь бы только вода в домах появилась. Но стоило им заговорить об этом, как начальник снова уткнул глаза в пол и что-то сказал о неправильно закольцованном водопроводе и протекающих трубах.
  Один из местных жителей, долгое время проработавший слесарем в местном сельхозотделении, шепчет свою версию: руководство ступишинского отделения «Орловских просторов» просто экономит на деревне. Вода по кольцу идет сначала к фермам и только потом к жилым домам. Летом потребление воды на фермах значительно падает, вот руководство ее и отключает.
  - К зиме воду точно включат, а до тех пор так и будем на родники бегать!
  Студенников уезжает в очередной раз искать деньги. «Террорист» больше так и не появляется. Видно, хлеб убирает — вдруг губернатор решит заехать, посмотреть, как в поте лица наполняются закрома Родины. Посмотрит на убранные поля, тихо порадуется и не поедет в Ступишино, где люди давно его ждут.
  В пятницу селяне ездили на прием к главе администрации Орловского района А.Аверкиеву, а в субботу в редакцию позвонили ступишинцы и сообщили о том, что без видимых признаков ремонта в их домах появилась долгожданная вода. Однако виновника своих бед они не нашли. И, как неделю и месяц назад, просматривают газеты бесплатных объявлений. Ищут, куда бы переехать.

13 сентября 2004, 22:00  1373

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Жизнь"