Хочешь жить - умей дать взятку.



На взятки в России ежегодно тратят 37 миллиардов долларов — сумму, сопоставимую с доходной частью годового бюджета страны. При этом на «бытовую » коррупцию в России приходится 2,8 миллиарда долларов.

Так, на поступление в вузы люди тратят 499 млн. долларов, бесплатное медицинское обслуживание обходится россиянам по- чти в 600 млн. долларов. Далее в рейтинге бытовой взяткоемкости следуют автоинспекция — 368 млн. и суды — 274 млн. долларов. Ориентировочный годовой объем поборов с орловского бизнеса оценивается суммой в 3 млрд. рублей.

ЗА ЧТО И СКОЛЬКО БЕРУТ?

Вымогательством взятки и ее полу- чением заканчивается, по экспертным оценкам, каждая пятая-седьмая проверка. Суммы таковы:
  • у предпринимателей, торгующих на рынках города, — от 300 до 500 руб. за проверку;
  • на стационарных объектах бизнеса – до 1000 руб. за проверку;
  • у представителей лицензируемых видов бизнеса – до 2,5 тыс. руб. за проверку;
  • у вновь открывшихся предпринимательских структур – до 3 тыс. руб. за проверку.
А теперь приведем стоимость «услуг» различных проверяющих, контролирующих и инспектирующих в Орле:
  • уничтожение протокола об административном правонарушении оценивается от 20 до 50% от суммы выписанного штрафа;
  • «крыша» — предупреждение о проверках, дезавуация «отрицательных » актов, справок, протоколов, покрытие мелких правонарушений – стоит от 100 до 500 долларов в месяц;
  • «освобождение» от проверок со стороны структур защиты прав потребителей, общественных и административных комиссий (через уполномоченных предпринимателей на рынках) – от 60 до 100 руб. с одного торгового места в месяц;
  • «закрытие глаз» на контрафактную, несертифицированную, фальсифицированную, немаркированную продукцию – до 3 тыс. руб. в месяц.
Средние тарифы орловских взяточников в сфере распоряжения объектами недвижимости и землепользования:
  • договоренность о заключении договора аренды помещения – 2—5 тыс. долларов;
  • продление договоров аренды нежилых помещений стоит от 100 до 500 долларов;
  • выделение земли в аренду – до 500 долларов.
Продажа земельных участков под объектами бизнеса – во-первых, только через проверенных лиц, во-вторых, обязательно хотя бы одно из следующих условий:
  • единовременная взятка от 5000 долларов;
  • «откат» — до 50% стоимости земли;
  • вхождение в состав учредителей бизнеса.
Ставки орловских «откатов» (плата влиятельным чиновникам, от которых зависит принятие решений):
  • поставка товаров, работ, услуг, оплачиваемых из бюджетных средств, – до 15% от суммы сделок;
  • инвестиции, кредитование, субвенции из источников с бюджетным наполнением – от 10 % от суммы выделяемых бизнесмену средств;
  • введение чиновников, их родственников, представителей в бизнес, «крышуемый» административным ресурсом и личными связями чиновника, – до 50% от прибыли.
Доля взяткодателей среди предпринимателей, по оценке Фонда Индем Г. Сатарова, достигает 82 процентов. Но в «деловой коррупции» важны не только суммы, но и государственный уровень взяткоемкости. По данным фонда, 75 процентов от суммы деловых взяток отдается в муниципалитеты, 20 – достается региональным властям и всего 5 процентов доходит до федерального уровня. Правда, исследователи сделали честную оговорку: «Использованный метод исследований не охватывает самый верхний уровень коррупции, когда взятки берут довольно редко, но помногу ».

ЭФФЕКТИВНОСТЬ И ДИНАМИКА ВЗЯТОК

Согласно исследованию Фонда Индем лишь 5 процентов опрошенных отметили, что отношение чиновника к взяткодателю после получения мзды не улучшилось, и только 2,2 процента участников опроса взятка не помогла разрешить их проблемы. Но на уровне бытовой коррупции взятка – почти стопроцентная гарантия успеха.

Как показали исследования, с приходом к власти нового президента уровень продажности чиновников от страха перед полковником КГБ не снизился и даже несколько возрос. По аналитической оценке, в Орловской области за последние три года уровень взяткоемкости возрос на 25—40 процентов. Таким образом государство де-факто капитулировало перед коррупцией. В общественном сознании (как в массовом, так и в элитарном) сегодня кажется вполне оправданной готовность давать взятки: бизнесмену хочется сделать дело, отцу – дать образование сыну, пенсионерке – чтобы кран не тек, до- чери – чтобы мать выздоровела. Вызывает массовый гнев только покупка бизнесменом у государства не права вести дело (у пожарного, СЭС и т. п.), а какой- то привилегии и ограничения конкуренции для других. Во всех остальных случаях дать взятку — вполне естественное решение житейских проблем. Обычно чиновникам, берущим взятку и попадающимся с поличным (в России это чаще всего происходит по полити- ческому заказу, а не юридической норме), инкриминируют «превышение должностных полномочий».

На самом деле за взятку они ничего не превышают – они лишь исполняют свои полномочия. В обществе есть полное согласие по бытовым взяткам, потому что так удобнее решать проблемы и берущим, и дающим. Чиновники, и орловские здесь не исключение, а в некоторой степени правофланговые, научились умело заниматься поборами и мздоимством с использованием финансовых инструментов внебюджетных фондов. Сотни благотворительных и внебюджетных фондов (на благоустройство, на развитие территории, на помощь детям, на поддержку малоимущих и т. д.), образованных и управляемых чиновниками, являются в той или иной форме легитимным каналом вымогательства, поскольку трата собранных средств неподконтрольна государству и правоохранительным органам, а сами средства – источник дополнительных доходов чиновников, оплата их мобильной связи, авто и банкетов. По мнению экономистов орловской «ОПОРЫ России» местные чиновники воспринимают взятки не как зло, порок, дань, а как «транш» на свое содержание из внебюджетных источников.

МОЖНО ЛИ ПОБЕДИТЬ ПОРОК?

У нас в стране юридические нормы часто подменяются моральными, а взятка – не только народная традиция, но и способ существования миллионов людей. Она нежно и твердо «охраняется » самим государством. А посему легкого, быстрого и однозна чного способа победить эту заразу нет. Да, нужно больше платить государственным чиновникам, контролируя все их действия. Да, нужно упрощать законы и не превращать их в дубину для выяснения отношений власти с бизнесом и бизнеса с бизнесом. Да, нужно подгонять все нормы бытового устройства нашей жизни под интересы человека, а не государства. Взятки перекосили и дисбалансировали экономику. Они создали теневые валютные и рублевые резервы. Они деградируют правоохранительную и государственную системы власти. Чтобы бороться с этим, нужно зрелое гражданское общество, нужно общее понимание проблемы. Именно поэтому орловские гражданские общественные и правозащитные организации объединились в Гражданскую коалицию противодействия коррупции.

Мы не собираемся противопоставлять себя государственным структурам. Мы – не сторонники голословных заявлений, что все чиновники – взяточники, а милиция и суды – продажные. Мы знаем, что в любой структуре существуют здоровые силы, которые создавшаяся ситуация крайне не устраивает. А зна- чит, наши усилия по оздоровлению ситуации будут совместными. Мы убеждены, что важную роль в формировании общественной нетерпимости к коррупции могут и должны играть средства массовой информации, публичность и прозрач- ность работы органов власти, максимальная доступность населению информации о своих правах, функциях и пределах полномочий чиновников. Мы уверены, что коалиция сможет обеспечить ту обратную связь народа с органами власти, которая позволит эффективно пресекать вымогательство и бороться с коррупцией. Мы собираемся бороться как с частными случаями проявления коррупции, с ее общими последствиями, так и с ее системными причинами. Наши методы работы — придание огласке противоправных фактов, привлечение к ним общественного внимания, выработка реальных предложений по искоренению коррупции, уничтожению самой среды ее развития. Мы должны и можем создать в области климат, благоприятствующий развитию деловой активности, способствующий экономическому расцвету региона.

Телефон линии «Антикоррупция»: 43-36-43.

12 апреля 2004, 22:00  2488

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Первая полоса"