МЕТАЛЛИЧЕСКИЙ ОТВЕТ BACKSTREET BOYS



  Их обвиняют в неофашизме и пропаганде насилия, подвергают арестам за непристойное поведение на сцене. Они — номинанты «Грэмми», лауреаты европейских премий MTV, германской премии Echo. Количество проданных ими дисков зашкаливает за три миллиона. Стиль игры группы критики определяют по-разному, сами музыканты называют его «шлягер-металл». «Это наш металлический ответ Backstreet Boys!» -говорят они. Они – шестеро суровых мужчин со звучным названием Rammstein. 4 января их фронтмену Тиллю Линдеманну исполняется 42 года.

  Тилль – дядик колоритный, в 190 см роста и 90 кг весом. В возрасте 25 лет он стал чемпионом Европы по плаванию, но, повредив мышцу, бросил спорт, зато приобрел замечательные плечи, руки и дыхалку. Имеет двух дочерей, считает, что достичь счастья можно только в семье, поддерживает отношения с нашей группой «Ария» и восхищается Высоцким. По свидетельствам очевидцев, в жизни очень тих. «Наша музыка не разрушительна, в ней нет смысла, который побуждает к насилию!» - предупреждал он с каждого концертного билета в Москве.
  Обвинения в эстетской идеализации фашизма посыпались на группу после выхода клипа на кавер-версию Stripped, песни Depeche Mode, в которой были использованы кадры из фильма любимицы фюрера Лени Рифеншталь «Олимпия». Рубленый немецкий язык, жесткая музыка, маршевые ритмы, множество огненных пиротехнических эффектов, циничная жестокость клипов и текстов песен, использование в шоу вскидывания правой руки вместе с толпой – все это лишний раз наводит на мысль о неофашизме. В буклете к альбому Sehensucht участники группы сфотографированы с похожими на вилки и яйцерезки масками на лицах, т. е. на инструменты, в помощью которых во времена Третьего рейха измеряли габариты черепов сограждан. Однако нацистскую символику использовали многие культовые группы: Led Zeppellin играли в фуражках с поднятой тульей, Sex Pistols – в майках со свастикой, Kiss – с буквами «s» в эсэсовском начертании, при этом их в нацизме не обвинял никто.
  Демократия нуждается в постоянных прививках от тоталитаризма. И если для европейцев эта группа проходит по категории искусства, то, приезжая в Россию, Rammstein оказывается в стране, совсем хворой по части нацизма, где их провокации многие склонны принимать за чистую монету.
  Сам Тилль отрицает обвинения в симпатии к фашизму: «Мы - немцы, поем по-немецки, чувствуем себя немцами. Мы едины с этой страной. Это нормальные чувства гражданина любой страны, особенно сейчас, когда весь мир бездумно забывает свои культурные традиции и тупо перенимает американские праздники, стиль и образ жизни. Я горжусь тем, что Rammstein стали чем-то вроде марки немецкого продукта в мире. В нашей репетиционной мы повесили фото дворца Саддама в Багдаде до и после того, как там побывали американцы. Мы не против США, не пишем о политике и не занимаемся пропагандой, но это факты, на которые стоит обратить внимание».
  Тексты группы, действительно, поражают, но не политическими или идеологическими призывами: в Mein Teil о каннибале Армине Майвесе есть слова: «Сегодня я встречусь с одним господином, который хочет меня съесть. В меню включены мягкие и твердые части. Ты – тот, кого ты ешь». В Tier о насилии отца над маленькой дочерью есть слова: «Что делает человек, которого нельзя отличить от зверя? Он пойдет к своей дочери, которая прекрасна и молода, и, как собака, вцепится в нее своим мясом и кровью». Klavier - о мыслях и чувствах киллера перед преступлением.
  «Все это – больные случаи. Но настолько больные, что завораживают. Я пою о темных сторонах. А все мрачное и темное всегда привлекало людей. Эти вещи существуют. Это пишется, чтобы выразить крайности жизни», - говорит Тилль. Все остальное – поиск черной кошки в темной комнате.

27 декабря 2004, 22:00  1164

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Женский взгляд"