МОЯ СЕМЬЯ - МОЕ БОГАТСТВО. Как племянник Егора Строева разводит предпринимательство



  Как известно, бизнес и влияние орловской Семьи весьма основательны. Кому достался банк, кому - строительный бизнес, кому перепал сенат, кому торговля, а вот Юре Курееву…

  С племянником носились долго. Пробовал парень свои силы и там, и сям, набирался ума в Минсельхозе. Но таланты не просыпались. И тогда ему «отдали» своеобразную скатерть-самобранку - Межрегиональный общественный фонд «Российский Крестьянский фонд», сокращенно МОФ РКФ. И обязали предпринимателей, торгующих на берегу Оки, платить вместо арендной платы за муниципальную землю так называемый добровольный взнос в фонд в размере 2,5-3 тысяч ежемесячно. Таким образом, безбедная и безмозолистая жизнь председателю МОФ РКФ была обеспечена вне зависимости от его талантов. Одна беда: г-ну Курееву хотелось большего.

  «Постепенно упорядочили свою деятельность внуки Карла Маркса, кропоткинцы, энгельсовцы и им подобные, за исключением детей лейтенанта Шмидта». «Дети подобрались какие-то грубые, жадные, строптивые». («Золотой теленок».)

1,5 МИЛЛИОНА ДЛЯ ГУБЕРНАТОРА

  Пока Семья делила «участки», двое друзей, не имеющих никакого отношения к славной фамилии, честно строили свой бизнес. Алексей Алексеевич возглавил орловский филиал одной из столичных компаний, а Сергей Николаевич открыл собственное дело - торговал продуктами питания. С Юрой Куреевым они были знакомы давно, еще с 1992 года, периодически встречались, а четыре года назад и вовсе как бы подружились. Выгода была: одной стороне хорошие отношения с племянником губернатора вселяли большую уверенность в бизнесе, другая получила реальный прибыток, т. к. Сергей Николаевич - цитата из постановления о прекращении уголовного дела - «регулярно (ежемесячно) на протяжении длительного времени бесплатно снабжал Ю. Куреева колбасной, копченой и другой продукцией», от которой отнюдь не бедный племянник никогда не отказывался.
  В 2001 году дружба сыграла свою роль. У филиала, как и у многих других независимых от местной бизнес-элиты предприятий, возникли трудности административного характера, поставившие под угрозу все дело. Съевший к тому времени не один десяток килограммов дармовой колбасы, Ю. Куреев помог решить проблему. Нужную бумагу подписал сам губернатор. И все было б хорошо, если бы…

  «Вы довольно пошлый человек, Шура, вы любите деньги больше, чем надо».


  Ю. Куреев после оказанной услуги посчитал, что теперь может претендовать на большее, чем кошелка бесплатной колбасы. И попросил полтора миллиона рублей. Нет, не в подарок, не в качестве взятки, а для «обналичивания для нужд губернатора Орловской области Е. Строева».
  Надо сказать, что у Алексея Алексеевича вопросов по поводу сей просьбы не возникло. Губернатор ему помог? Помог. Он нуждается в деньгах? Значит, требуется ответный ход, по-порядочному. Одна беда - сам он обналичить деньги не мог: прозрачность бизнеса не позволяла. А вот Сергею Николаевичу проще. И мужики ударили по рукам. Как провести «операцию», придумали быстро: племянник перечисляет нужную сумму по «безналу» со счета МОФ РКФ, а Сергей Николаевич якобы отгружает ему за это сосиски - не сумку, конечно, 45 тонн, а на самом деле в несколько приемов отдает наличные.
  Как сегодня вспоминают друзья, сомнения в удачном исходе затеи были: вдруг налоговая нагрянет, устроит встречную проверку, спросит у Куреева, где сосиски? Но племянник только посмеялся: скажу, мол, на берегу раздал. Покачали мужики головами: несмышленыш, тремя фурами сосисок можно полгорода накормить, ну да губернаторской родне виднее. На том и порешили.
  Тем временем в бухгалтерии РКФ его председатель г-н Куреев о губернаторских нуждах почему-то не сказал, а завел речь о сирых и убогих: «Фонд будет осуществлять поставку продуктов питания (сосисок) в детские дома, дома инвалидов Орловской области. С этой целью необходимо перечислить со счета МОФ РКФ деньги в сумме 1430005 рублей 50 копеек».

  «Оказалось, что лошадь - не орловец, а перекрашенный метис».

ОБИДА ПЛЕМЯША

  Деньги на нужды губернатора бизнесмены, как позже установит следствие, отдали лично в руки племяннику в три приема: 10 декабря 2002 года - 500 тыс. руб., 15 декабря - 500 тыс. руб. и 28 декабря еще 430 тыс. руб. Грешны: без 5 рублей 50 копеек. Ну да это ерунда - негласный процент за такого рода сделку - от 2 до 15 с обналичиваемой суммы. Так что губернатор не должен быть в обиде.
  В тот же день, 28 декабря, сделку «обмыли», заодно встретив в «Шипке» Новый год вместе с коллективами Алексея Алексеевича и Сергея Николаевича. На что пошли обналиченные деньги, ни МОФ РКФ, ни друзья не знают до сих пор. Как никто не знает, отчего после получения денег Куреев стал требовать с Алексея Алексеевича подарок в виде доли в бизнесе. Аппетит вырос до 30 процентов прибыли(!).

  «Покажите мне только богатого человека, и я отниму у него деньги... У меня есть 400 сравнительно честных способов отъема».


  Это было слишком даже для племянника губернатора. И в Орле, и в Москве ему лично объяснили: такое возможно только в том случае, если он вложит свои средства в аналогичном размере от стоимости бизнеса. Куреев удивился и категорически отказался что-либо отдавать. Он так и не понял, почему ему не дали денег, а родственные связи не сработали. Не поняв, обиделся и решил наказать «неблагодарных». И летом 2004 года появился иск в арбитражный суд. Нет, не по поводу 30 процентов прибыли, а о «взыскании долга и процентов» с недавнего друга и поставщика вкусной колбаски Сергея Николаевича. Что же добрая душа задолжала нашему герою? Оказывается, …«сосиски «Брест» в количестве 45397 кг по цене 29,64 рубля на общую сумму 1430005,5 рубля с НДС».

  «В детстве таких, как вы, я убивал на месте. Из рогатки».


  Исковое заявление без номера и даты было принято. Сергей Николаевич сначала этому не поверил. В отличие от судьи Дементьева. Тот быстро вынес решение: «взыскать». По полной программе.

КОМАНДОВАТЬ ПАРАДОМ БУДЕТ ПОДПИСЬ?

  Удар оказался ниже пояса. Сергей Николаевич был вынужден свернуть дело и уволить людей. Алексей Алексеевич чем мог, помог другу, взял его к себе на работу. Но сотканный из ничего долг в полтора миллиона не исчез и до сих пор висит дамокловым мечом над доверчивым ИП, вся ошибка которого заключалась в излишнем доверии к Семье - он не взял с племянника расписки в получении тех денег.
  Но Куреев не успокоился. Что его мучило? Игнорирование Москвой столь мощных родственных связей? Жажда денег? Месть? Убытки МОФ РКФ, не дождавшегося обналиченных денег? Вопросы, на которые лишь он сам знает ответы. Но так или иначе, он делает еще один шаг: подает заявление на имя начальника УВД с просьбой привлечь обоих друзей к уголовной ответственности. За что? За якобы мошенничество в отношении РКФ. Его слова в уголовном деле подкрепляются губернаторским посланием: «Пашину Л. А. Почему закрывают этот вопрос?».
  Естественно, дело поручают одному из самых опытных следователей следственного управления УВД Г. Акатовой. Однако та, к раздражению племянника, не нашла в действиях бизнесменов «уголовно-наказуемого деяния». Хорошо хоть, в его действиях копаться не стала...

  «Воробьянинову приснились сны черные: микробы, угрозыск, бархатные толстовки и гробовых дел мастер... в смокинге».


  Тут же в три адреса - УВД, прокурору Заводского района и областному - полетела жалоба. Чтобы и в голову не пришло не отреагировать, бумага подкрепляется очередным росчерком дядюшки. И все идет как по маслу! Практически без всяких оснований зам.прокурора О. Юрасов отменяет постановление Акатовой, и дело посылают расследовать по новой. С перепугу никто не обращает внимание на содержание губернаторского послания. А там четко и ясно написано: «Савину В. И., Пашину Л. А., Рудневу Н. П., Еськову ... . Почему вы три раза заводите в омут ясный вопрос? Восстановите на работе Бочарова С. Г. Доложите. Строев».

  ...«Лорен-дитрих»... Что за название?.. «Антилопа-Гну». Кто против? Единогласно. Командовать пробегом буду я!»


  То ли губернатор племянника подставил, то ли племянник губернатора?..

И НИКАКИХ СОСИСОК!

  Новому следователю племянник рассказал все: и как его обманули незнакомцы на сосисках, и как он пытался вернуть деньги для фонда, и какой он доверчивый… Пришлось друзьям-бизнесменам вновь приводить свидетелей, приносить фотографии празднования Нового года, где Куреев - в окружении «незнакомого» коллектива радуется жизни, Ю.Куреев на той самой новогодней вечеринке (вещдок из уголовного дела) вызывать столичного директора, чтоб рассказал о процентах и долях, подтверждать еженедельные приезды племянника за колбасой и т. д., и т. п. Прочли бизнесмены милиционерам и обращение губернатора, явно сосканированное с другого документа.
  Проведя следствие по полной программе, честный капитан юстиции В. Федорчук, как и его коллега Г. Акатова, прекратил уголовное дело, установив, что в декабре 2002 года «…имело место заключение… соглашения, целью которого была не поставка товаров, а получение (Куреевым. - Ред.) формального права для перечисления денежных средств на расчетный счет ИП…, по договоренности с которым… они были переведены в наличные и переданы непосредственно Курееву Ю. В. В последующем в результате конфликта.., воспользовавшись тем, что (ИП. - Ред.) не оформил надлежащим образом документы.., обратился в Арбитражный суд Орловской области, а затем в правоохранительные органы, заявив о том, что (бизнесмены. - Ред.) совершили хищение денежных средств, принадлежащих фонду».

  «Вы пижон... И что за профессия такая, прости, господи! Сын лейтенанта Шмидта! Ну год еще, ну два. А дальше что? Дальше вас просто начнут бить».


  …Сейчас Сергей Николаевич готовит письмо Генеральному прокурору. В нем, в частности, есть такие слова: «…следствие не желает вообще рассматривать вопрос о том, что именно Куреев совершает незаконные действия, пытаясь получить от меня еще раз деньги, следствие не проверяет, на какие цели были получены данные средства». И на что потрачены - хотелось бы добавить.
  Рассчитываем, что областная и Генеральная прокуратуры РФ заинтересуется этим делом, не взирая на чьи-либо подписи, и привлечет к ответственности виновного - все-таки надо чтить Уголовный кодекс. Даже племянникам. А заодно проверят законность взимания «добровольных» взносов в МОФ РКФ с предпринимателей Центрального рынка.

  «Никто не имеет право переходить границы и вторгаться на чужую территорию с целью заработка».


  Это лозунг из проекта Шуры Балаганова, обращенный ко всем известным детям лейтенанта Шмидта в московском трактире у Сухаревой башни еще в 1928 году.

21 февраля 2005, 22:00  2967

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Первая полоса"