КРОВАВЫЙ СЛЕД ДЛИНОЙ В ПЯТЬ ЛЕТ



  «Русланчик, миленький, вставай, ты просто замерз», - умоляла мать своего сына, неподвижно лежавшего на снегу. Женщина сняла с себя шубу, укрыла им ребенка, прижала к себе: «Подожди минутку, сейчас согреешься, ты только не умирай…». Но судьба распорядилась иначе. Уже позже врачи ей сказали, что Руслан умер мгновенно. Его зарезали. Но тогда мать, не веря, что сына вдруг не стало, пробыла с ним на улице Ленина г. Орла несколько часов, пока его не забрали в морг.
  В ту же ночь вместе с Русланом убили его 17-летнего друга Николая, порезали Сергея Абрамянца. Но Сергей волею случая от смерти ушел. Оказавшись в больнице, он стал основным свидетелем обвинения. Опасаясь расправы над Сергеем, прокуратура на начальной стадии предварительного следствия «закрыла» всю информацию.

ОТВЕТ ВЕРХОВНОГО СУДА

  Произошло это еще в декабре 1999 года. Тогда убийц Руслана и Николая поймали и осудили. Некоему Борщу дали двадцать пять лет лишения свободы, его приятелю Кулакову – восемь с отбыванием ими наказания в исправительной колонии строгого режима. Каково же было удивление матерей, похоронивших своих сыновей, когда через пять лет они узнали, что Президиум Верховного суда вернул дело на новое рассмотрение! А причиной тому… «формальность».
  Как говорят специалисты, в конце 90-х судебная система от народных заседателей переходила к суду присяжных. Последний еще как таковой не работал, дела рассматривали по старинке. Вот в Верховном суде и узнали, что один из народных заседателей областного суда, участвовавший в процессе Борща-Кулакова, заседал и по другому уголовному делу, что запрещалось законом. Это и стало «формальным» основанием для отмены приговора. Боль матерей, которым пришлось все переживать заново, никого не волновала.
  Говорят, что приговоры с такого рода «формальностью» – не редкость. Но почему-то для пересмотра выбрали именно этот. Скептики в случайность не верят и связывают причину с фамилией одного из подсудимых — Борщ. Сегодня отец Д. Борща занимает не последнюю должность среди судебных приставов, а в 90-е годы работал начальником следственного отдела Заводского РОВД. Во время скандала Борщ-отец на время ушел в тень, перебрался служить в один из районов. Но позже в Орле пошел на повышение.
  Его сын, женившись во время нахождения в следственном изоляторе, поменял фамилию и стал Плехановым. Согласитесь: для мужчины поступок нетипичный. Но и этому, видимо, есть свое объяснение. Отец на зону отправил немало преступников, и, вероятно, чтобы у уголовников не возникало лишних вопросов, Д. Борщ и взял фамилию супруги....

НОВЫЙ ПРОЦЕСС

  Повторно рассматривать дело стали в декабре 2004 г. уже с участием суда присяжных, о чем просили подсудимые. По мнению поддерживавшего гособвинение прокурора Т. Семеновой, ставка делалась на то, что присяжные заседатели не имеют право знакомиться с материалами уголовного дела, не в полном объеме исследуется ими и личности подсудимых. А «детки»-то в процессе непростые. Поэтому и отбирали присяжных долго, опасаясь теневой игры заинтересованных лиц. Большинство свидетелей изменили свои показания в пользу подсудимых.
  По судебным коридорам пошли слухи, что потерпевшие, засомневавшись в правосудии, за помощью обратились к местным бандитам, чтобы на зоне отомстить за смерть детей. С другой стороны, матерям и прокурору угрожал младший брат Д. Борща – Максим. На одно из заседаний он явился с компанией коротко стриженных парней, нагрубил судье. Визит походил на демонстрацию то ли силы, то ли глупости и состоялся как раз накануне вынесения присяжными решения.

НОЧЬ УБИЙСТВА И ПРИГОВОР

  Единственный оставшийся в живых свидетель тех событий Сергей Абрамянц в суд приехал уже из Москвы, куда он вскоре после похорон друзей вынужденно перебрался. Был на суде и его отец, переживавший за жизнь сына.
  Присяжным Сергей рассказал, что в ту ночь вместе с друзьями было решено отметить наступавший Новый год. Ребята выбрались в город, зашли в кафе «Даллас». За одним из столиков сидела незнакомая компания, от которой посыпались реплики: мол, какие крутые парни, наверное, киллеры.
  Вскоре один из незнакомцев, как выяснилось позже - М. Борщ, подошел к ним и отозвал Р. Жуликова в сторону. Вернувшись, Руслан рассказал, что Борщу не понравилось, как на него… посмотрели. Конфликт в кафе и на улице был предопределен. Но около «Далласа» все обошлось без крови. Вместе с зачинщиками Сергей и его друзья пошли вниз по Ленинской. Недалеко от кинотеатра «Победа» драка завязалась вновь. В руке у Д. Борща появился нож, которым он и зарезал Руслана. Николай тем временем дрался с Максом чуть ниже. Сергей побежал ему на помощь. Но рядом уже стоял Д. Борщ. Ножом он ударил Сергея в горло. «Будешь бить?» — спросил я его, - вспоминал Сергей в суде.- После этих слов Борщ убрал нож за спину, а затем, крикнув подошедшему сзади Кулакову «Мочи!», набросился на меня». Они сбили парня с ног. Сергей упал на бок. Удары ножом сыпались на его шею. Но добраться до нее мешал воротник кожаной куртки. «Сообразительный» Борщ сказал Кулакову, чтобы тот перевернул Сергея - так легче было резать. Сергей потерял сознание. Когда очнулся, был залит кровью. Увидел женщину, кричавшую: «Убили!». Руслан уже был мертв. Николай еще некоторое время жил, звал на помощь, говорил: «Серег, умираю». Сергей поймал машину около трилистника, но водитель цинично отказался везти друга в больницу: мол, много крови, испачкает салон. Ждали приезда «скорой»… Николай умер по дороге в больницу. А матери Руслана позвонил врач «Скорой помощи», узнавший в убитом пареньке ее сына. Она сразу приехала на улицу Ленина и увидела снег, залитый кровью, и своего мертвого сына…
  Куда после убийства уехали братья Борщи и Кулаков, никто точно не знает. Кулаков в суде заявил, что якобы в полуобморочном состоянии он уехал на такси на дачу. Борщи ночевали у жены Максима.
  На следующее утро Борща-младшего по дороге в училище задержала милиция. Кулакова взяли в больнице, куда он через несколько дней обратился с жалобами на головную боль. Последним на допрос следователя попал Д. Борщ, который написал явку с повинной. С его слов, сделал он это после газетных публикаций, в которых якобы исказили события. Хотя гособвинитель Т. Семенова уверена, что явка была лишь уловкой, т.к. к тому времени Борщ-старший находился в федеральном розыске, о чем хорошо знали в семье. К слову, в то время, как Борщ -старший проходил в качестве подозреваемого по уголовному делу об убийстве, его младшего брата обвиняли в грабеже, который он вместе с дружками на пьяную голову совершил за четыре дня до смертельной драки. Произошло это тоже на Ленинской, и события развивались по тому же сценарию...
  На суде версия защиты Кулакова сводилась к тому, что в момент убийства ребят он якобы падал в обморок от удара, полученного им от Абрамянца во время стычки около кафе, и из-за трепанации черепа, которую ему сделали после аварии еще в 1996г.
  В последнем слове Кулаков вину свою так и не признал, чего не скажешь о Д. Борще. Он извинялся перед матерями, просил не судить его строго. Но сил на прощение у родственников убитых ребят, видимо, не было. Не сдерживая слез, они вспоминали своих детей, лежавших в гробах с изуродованными от порезов лицами, и проклинали убийц, в одночасье перечеркнувших их жизнь и жизнь их мальчишек…
  Три часа присяжные были в совещательной комнате. Никто из участников процесса не расходился, все в напряжении ожидали решения. Родные погибших ребят опасались, что убийц оправдают. Но, к облегчению одних и ненависти других, вердикт присяжных был единодушен – виновны. 15 февраля Д. Борщу и А. Кулакову дали «старый» новый срок - соответственно 25 и 8 лет лишения свободы в колонии строгого режима. Часть его они, правда, уже отсидели, находясь под стражей на предварительном следствии и отмотав несколько лет по первому приговору. Но теперь они вновь отправятся по этапу. А матери убитых ребят надеются, что Фемида не выкинет очередной «фортель».

  P.S. Приговор еще может быть обжалован в вышестоящей инстанции.

21 февраля 2005, 22:00  1370

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Криминал"