СИРОТА ОРЛОВСКАЯ. Латая дыры в бюджете, власть экономит на детях



  Ежегодно десятки выпускников детских домов и школ-интернатов пополняют многочисленную армию орловских «бомжей с пропиской». Дети-сироты, с одной стороны, защищены законом и должны обеспечиваться жильем. С другой - в местной казне не хватает на всех средств, и сироты годами стоят в очереди. При этом каждый устраивается как может. Иногда «может» представляет собой вокзал или подворотню.

КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС

  О своей малой родине, небольшой деревушке Сеножать Орловского района, студент ОрелГТУ Дима Шатров вспоминает без ностальгии. Родители привезли его туда в конце восьмидесятых из Сибири вместе с четырьмя сестрами и братьями. Но в Сеножати он провел всего несколько лет. Дальнейшее типично для большинства детей, которых органы соцзащиты официально именуют «оставшимися без родительского попечения». В 1992 году родители отдали Диму в Некрасовскую школу-интернат «в связи с тяжелым материальным положением семьи». Чуть позже туда же попал его младший брат, а две сестры уехали в подобные учреждения Курской области. В деревне с родителями остался лишь старший брат, к тому времени уже взрослый парень.
  Десять лет Дима прожил на полном гособеспечении и покинул стены школы в восемнадцать. Совершеннолетие принесло с собой массу новых, доселе неведомых ему проблем, наиболее острой из которых стало отсутствие жилья. Да, государство выполнило возложенную на него функцию по замене родителей, вырастило и выучило парня, но о его дальнейшей судьбе позаботилось, скорее, теоретически. Лишь поступив в университет, Дима получил место в студенческом общежитии. До этого полгода жил, как признается сам, «по друзьям», только мечтая о собственном угле.
  Закон обязывает местную власть сразу после выпуска ребенка из детского дома или интерната закрепить за ним, как минимум, жилье, в котором он когда-то жил. Вот и за Димой в 2003 году решением Большекуликовской сельской администрации была закреплена жилплощадь в д. Сеножать Орловского района. То есть на бумаге ему было выделено местечко в родительском доме. Но никто не учел моральных и материальных аспектов этого решения, никто не подумал о том, что парня в родном доме могут не принять. За десять лет, которые Дима провел в школе-интернате, в его семье много чего произошло. Семь лет назад умерла мать, отец отбыл в неизвестном направлении. С тех пор в доме живет старший брат с женой и тремя детьми. Учитывая то, что дом больше похож на сарай, что в нем негде поставить лишнюю койку, неудивительно, что неожиданно явившемуся на порог младшему брату, о котором успели позабыть, оказались не очень рады.
  Формально право на собственное жилье для таких ребят, как Дима, дает ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей». Никто этого не оспаривал до тех пор, пока Дима не заявил о своих правах на жилье. Как только он это сделал, государство от него... открестилось.
  Спустя тринадцать лет после того, как Дима стал «государственным ребенком», вдруг выяснилось, что на самом деле никакой он не «государственный»! в базе данных управления общего и профессионального образования из четырех детей семьи Шатровых сиротами числятся только трое младших, а о Диме почему-то забыли: то ли суд когда-то недосмотрел, то ли органы опеки и попечительства. Чья-то недоработка обернулась для парня дорогой ценой: «на предоставление жилья не имеет правовых оснований» - отписала ему начальник управления общего и профессионального образования администрации Орловской области А. Копылова.
  Сейчас Дима пытается выяснить, как мог родиться такой парадокс. Но на это потребуется время, которое сейчас работает против него , т. к. по закону дети-сироты могут реализовать свое право на внеочередное получение жилья лишь до 23 лет. Диме исполнилось 22, то есть уже через год он автоматически перейдет в общую очередь. И тогда его шансы обзавестись собственным жильем за казенный счет сведутся к минимуму…

КРЫША ДОМА МОЕГО

  Жилищный кодекс позволяет таким ребятам, как Дима, не возвращаться на закрепленную за ними «отчую» жилплощадь, если у них для этого есть веские основания. Однако что это должны быть за основания, в кодексе не указано. А значит, фактически решает, есть ли они у ребенка, его величество чиновник, вывод которого автоматически влечет ответ на вопрос: имеет ли в таком случае сирота право на первоочередное получение собственного жилья.
  На сегодняшний день в Орловской области насчитывается около трех тысяч детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. За каждым закреплено какое-то жилье. Если признать, что основания не возвращаться в отчий дом есть у подавляющего большинства, то области придется искать средства для приобретения или строительства трех тысяч «социальных» квартир. Проблема явно неподъемная, учитывая то, что в последние годы областной бюджет на все мероприятия, связанные с детьми-сиротами, в том числе и на поддержку системы детских домов и школ-интернатов, тратит не более 10 миллионов рублей в год.
  В г. Орле в льготной очереди на получение жилья стоят всего 103 сироты. Но денег не хватает и на них.
  - Ситуация, действительно, очень сложная, - соглашается председатель комитета по социальной политике горсовета М. Навлев. –Связано это с отсутствием средств в бюджете. За последние пять лет в городе только двоим (!) выпускникам сиротских учреждений были выделены квартиры. Вообще в России уже несколько лет действует федеральная программа «Жилье - детям-сиротам», но Орел приступил к ее реализации лишь в прошлом году. Тогда в городском бюджете на эти цели было заложено два миллиона рублей - на строительство муниципального дома для сирот. Но из областного и федерального бюджетов не поступило ни копейки. В 2005 году в горбюджет заложен еще миллион рублей, но этого, сами понимаете, очень мало.
  Рассчитывать на поддержку государства теперь тоже не стоит. С введением нового Жилищного кодекса и монетизацией льгот государственные гарантии детям-сиротам с федерального уровня переложены на плечи субъектов РФ. Теперь каждая область сама будет решать, насколько по силам ей эта ноша. То есть, по сути, государственную политику в отношении детей-сирот заменит региональная. И в той же семье Шатровых может произойти разделение на «орловских» и «курских» сирот - о братьях должна будет заботиться орловская власть, а о сестрах – курская…
  — О программе «Дети-сироты» я сужу по статистике, — говорит пенсионер А. Волков, ставший сиротой в 1943 году. — После войны в СССР было 620 тысяч детей-сирот. А сейчас их больше 700 тысяч! Получается, что гитлеровская Германия «наплодила» нам сирот меньше, чем мы сами в мирное время. Некоторые думают, что власть ничего об этом не знает. А я думаю – знает. И нехватка средств не должна служить оправданием для местных властей. Ведь дети из детдомов не выходят неожиданно. Почему бы заранее не принять меры для того, чтобы найти им собственный угол? Например, создать банк данных будущих выпускников и под них искать средства. У тех же предпринимателей могли бы попросить помощи. Наверняка, люди откликнутся.

ССУДА НЕРЕАЛЬНАЯ

  Закон предусматривает, что в случае отсутствия свободного жилого фонда «сиротам» может предоставляться целевая безвозвратная ссуда на приобретение жилья. Однако такую ссуду в Орловской области еще никому не удалось получить. Почему? Во-первых, потому что подавляющее число выпускников детдомов об этом не знают - их никто не учит отстаивать свои интересы. Во-вторых, потому что законодательная норма весьма обтекаема и не обязывает власти предоставлять ссуду, а лишь дает ей такое право. В-третьих, существует юридическая зацепка, которую в случае, если дело доходит до судебного разбирательства, нередко используют государственные защитники: они ссылаются на закон, согласно которому бюджетные деньги не могут быть переданы частному лицу. Как это ни парадоксально, но даже суд в таком случае не может помочь сироте, вроде бы тоже защищенному законом.
  В этом отношении проблема Димы Шатрова весьма показательна. Наверняка, региональных сил хватило бы для решения его частного квартирного вопроса. Но в этом случае возник бы прецедент и, по сути, открылась бы калитка, в которую потянулись бы за Димой товарищи по несчастью. А нужно это власти?..
  Сегодня примерно 600 сирот, которые учатся в высших, профессиональных и средних специальных учебных заведениях, обеспечены местом в общежитиях. Остальные, видимо, мыкаются по друзьям. Имея в паспорте прописку закрепленного за ними жилья, они, по сути, являются бомжами. Некоторые из них решают эту проблему удачным браком. Но таким вариантом больше пользуются девушки. Парням же гордость не позволяет. И оказываются они на улице, обиженные, с детства озлобленные и полные энергии. Далеко не все выплескивают ее в работе. Так что, решая жилищную проблему, власть заодно могла бы в какой-то мере решить и проблему безопасности граждан. Хотя бы тем, что увела бы с улиц несколько сотен потенциально готовых к жизни в криминальной среде людей.

14 марта 2005, 22:00  3058

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Жизнь"