СКАЗКИ О КОЛБАСКЕ. Как добрая заграница кормит весь мир



  В нашу редакцию попала маленькая брошюрка «Справочник Greenpeace (Гринпис) для потребителя» с перечнем предприятий, использующих и не использующих в своем производстве генетически модифицированные ингредиенты (ГМИ). Казалось бы, где Орел и где Greenpeace? Там же, наверное, где Билл Гейтс и голодающие дети Поволжья. Ан нет. Оказалось, что и наши предприятия входят в список производителей, использующих эти самые ГМИ. Это ОАО «Орловский мясоптицекомбинат», ОАО «Орелкондитер» и ОАО «Орловский агропромышленный комбинат».

НАШЕСТВИЕ МУТАНТОВ

  Что такое генетически модифицированные ингредиенты? Это мутанты - результат эксперимента, при котором в ДНК растений встраиваются генетические коды других растений или животных. Это могут быть гены роста или цвета, или сопротивляемости болезням, или вкуса. В итоге производители получают продукт, который дольше хранится, имеет большие, чем обычно, размеры, уменьшает затраты на сырье, легче поддается обработке и транспортировке. Естественно, такой товар с удовольствием берут на реализацию продавцы.
  Сегодня ГМИ «работают» в производстве всех, без исключения, продуктов питания. В нашей стране, по данным Greenpeace, разрешено использование шести сортов кукурузы с измененными генами, трех сортов сои, двух – картошки, по одному – сахарной свеклы и риса. Именно они плюс пшеница являются основными в море генетически модифицированной еды. При этом ни один из сертифицированных в России продуктов не прошел полный комплекс испытаний на безопасность для человека. Инстинктивно, не особо задумываясь о генетике, люди ищут на рынке не голландское наливное яблочко, а, хоть и с паршой, родную орловскую антоновку.
  Данные разнородных исследований о влиянии ГМИ на организм человека противоречивы и разрозненны. С одной стороны, налицо множественные плюсы: дешево и никто не умер. С другой стороны, имеются данные о том, что использование ГМИ приводит к наличию в пище совершенно новых токсинов, что грозит массовыми пищевыми отравлениями. У ученых есть также основания полагать, что употребление модифицированных продуктов увеличивает риск развития онкологических заболеваний и появления новых форм пищевой аллергии – неспроста в нашей стране запрещено промышленное выращивание генетически модифицированных культур. Не случайно и то, что ни один производитель не указывает на упаковке своего товара то, что он изготовлен с использованием ГМИ. Мы можем только догадываться об этом, видя на витрине якобы натуральную колбасу за полтинник. Если раньше такая покупка была чревата тем, что человек просто наестся «туалетной бумаги» с запахом мяса, то сейчас наедаемся растительными мутантами.
  Уже более пятидесяти стран мира приняли законы об обязательной маркировке продукции с ГМИ. Потому что каждый человек имеет право знать, что он ест, и выбирать, какую пищу ему покупать. В странах Евросоюза считается, что содержание ГМИ не должно превышать 0,9 процента. Русские, видимо, повыносливее, так что нам сообщать о наличии ГМИ производитель обязан начиная с пятипроцентной «добавки». Однако он и это, как правило, не делает. Во-первых, в стране существует лишь две(!) лаборатории, имеющие возможность определить количество культур-мутантов в продукте, так что нарушителей ловить некому. Во-вторых, нет закона об обязательной маркировке ввозимого в страну сырья. Короче, на тебе, убоже, что мне не гоже…

СЪЕСТЬ? НЕ СЪЕСТЬ?

  Ну а что же наши, орловские, производители, попавшие в красный список Greenpeace? Ответа на вопрос, что же подвигло хозяев комбинатов столь тесно подружиться с генетикой, получить не удалось. «Мясоптицекомбинат» уже год находится на реконструкции и ничего не производит. Найти крайнего в разветвленной структуре «Агропромышленного комбината» вообще не получилось: по многочисленным телефонам что-то бодро жующие женщины повторяли с уникальной настойчивостью, что ничего не знают, а кто что знает в «Агрокомбинате», им неизвестно. Ничего не производит с нового года и ОАО «Орелкондитер». Как пояснил его директор господин Пискунов, он знать ничего не знает ни о каких ГМИ.
  — Я люблю натуральную продукцию, — заверил директор. – И про эти ГМИ на упаковке никогда не читаю — буду я еще всякие трафаретики разглядывать! Обычно при покупке ориентируюсь на цену: дорогое - значит повкуснее да покачественнее.
  Ошибается директор. Ни высокая цена, ни известная марка производителя не гарантируют генетическую чистоту продукта: в гринписовском перечне предприятий, использующих ГМИ, есть и вполне респектабельные и разрекламированные брэнды. Это и фирма по производству мороженого «Айс-Фили», продукция которой стоит недешево и есть почти в каждом магазине, и ОАО «Кондитерское объединение «Россия», чьи конфеты заполонили наши прилавки и пользуются народной любовью, и такой монстр колбасного рынка, как ОАО «Царицыно», и ООО «Компания от Палыча» - его пельмени широко рекламируются по телевидению как образец домашней еды. Так что никакие деньги не защитят от покупки продукта-мутанта, кроме собственной внимательности к информации на упаковке и здравого смысла. Например, перед Пасхой в Орле в продаже появились ливенские куличи, на которых значился срок хранения 5 месяцев. Нет, на упаковке не было ни слова про ГМИ, но в составе продукта указывалась соевая мука. Логично предположить, что мука произведена из генетически модифицированной сои: булка, выпеченная без всяких добавок, не может храниться пять месяцев, оставаясь при этом съедобной.
  Но не все так плохо в родных пенатах: ОАО «Орловский хлебокомбинат» и ОАО «Орелоблхлеб», по уверению Greenpeace, официально отказались от использования ГМ продуктов в своем производстве. «Здоровье дороже!» — пояснили мне их работники.
  То ли по убеждению, то ли по привычке хлебокомбинат следует советским пекарным традициям, среди которых и прежняя технология производства, и использование только натурального сырья. Здесь, вопреки «прогрессу», не в почете сухие закваски, ускоренные процессы брожения и сухие растительные сливки – то, что используется пекарями-частниками. Потому по ул. Горького и разносится запах выпечки, чего не скажешь о местах расположения мини-пекарен.
  К слову, в пресловутой загранице, в отличие от нас, при наличии ГМИ в продуктах последние расфасованы в упаковку другого цвета и стоят дешевле.

НЕДОРАЗВИТЫЕ МЫ?..

  В Орле существуют три лаборатории, имеющие возможность определять наличие ГМИ: в Орловском государственном аграрном университете, на станции защиты растений и в Территориальном управлении Роспотребнадзора по Орловской области. Консультант отдела гигиены питания орловского Роспотребнадзора (бывшая областная санэпидемстанция) В. Колосович, как оказалось, в отличие от специалистов хлебокомбината, любит и доверяет ГМ продуктам.
  - Все эти брошюрки специально нагнетают ситуацию, людей пугают! – возмущается он. – Гринписовцы — просто антиглобалисты, вот и занимаются страшилками. Кстати, и «Останкино» похожие буклетики по своим магазинам раскидало, на свою колбасу значков понавешало, мол, она у них без ГМИ произведена. А я вам скажу, что это просто рекламный трюк, способ борьбы с конкурентами. ГМИ – это никакое не зло для человека, а, скорее, наоборот. В мире не хватает животного белка, чтобы накормить им все население, а то, что есть, дорого. Далеко не каждый может позволить себе покупать мясо за 150 рублей, масло, яйца – то, что дает организму белок, а жить без него организм не может. Вот ученые и нашли выход из ситуации – выращивание генетически модифицированных культур!
  По мнению В. Колосовича, российский запрет на выращивание ГМ растений – не что иное, как пример отсталости и недоразвитости, а передовые европейские страны, Америка и Китай уже давно выращивают у себя модифицированную сою, кукурузу, картофель, томаты и другие культуры и, дескать, не паникуют. Господин Колосович заметил, что еще ни одной исследовательской лаборатории не удалось доказать отрицательное влияние ГМИ на организм человека, в отличие от ядохимикатов, которыми поливают поля колхозники и по сей день вместо того, чтобы заняться перспективным выращиванием измененных продуктов: их и вырастает больше, и болеют они реже, и насекомые их не едят. Впрочем, стоит заметить, что колбасу за полтинник собаки тоже не едят.
  — В прошлом году мы провели больше ста пятидесяти проверок продуктов питания на содержание в них ГМИ, — рассказал консультант Роспотребнадзора. – Выявили несколько наименований товаров: продукты «Роллтон», ливенская колбасная продукция, некоторые питерские и московские пельмени и котлеты (модифицированный белок чаще всего используют именно в мясо-колбасной продукции). Разослали им письма с этой информацией, но нам ответили только из Ливен. Там, кстати, долго разбирались с поставщиком, и проверки этого года показали, что на сегодняшний день в их колбасе использована натуральная, а не модифицированная соя. Впрочем, заставить снять продукт с ГМИ с реализации мы не можем, т. к. у нас нет возможности определять количество ГМИ. А если оно по технологии меньше пяти процентов, то никакого нарушения закона нет. Сам я никогда не обращаю внимание на наличие измененных культур в надписи на этикетке, я ГМИ не боюсь.
  А что же бояться? Продавцы Центрального рынка говорят, В. Колосович предпочитает парное мясо.
  …Каждое утро недалеко от моего дома привозят во флягах деревенское молоко, немного масла и творога. И каждое утро задолго до приезда машины на этом месте выстраивается очередь, в основном из наших бедных пенсионеров - тех, для кого, по мнению В. Колосовича, ученые и создали ГМИ: бабушки и дедушки не желают кормить себя искусственным молоком и маслом. Вот ведь проблема. И остаются вопросы. Если производители не указывают на наличие ГМИ в составе продукта якобы из-за того, чтобы не напугать потребителя, значит, есть чем пугать? Если ГМИ так же нужны миру, как газ и электричество, то почему мир ограничивает себя какими-то процентами? Почему людям не дают право выбора, упрямо выдавая пресловутую сою за мясо? Или все же мы неспроста предпочитаем орловские розы шикарным голландским, а домашние компоты ценим куда выше «свежей» европейской январской клубники?

23 мая 2005, 22:00  1738
Автор: Яна ЛЕСНОВА

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Жизнь"