УБИТЬ ЗА СТАКАН ВОДКИ. Человеческую жизнь житель свердловского района измерял в градусах



  Осенью темнеет рано, скука смертная даже в городе, а в райцентре и подавно. Что еще делать, как не водку пить? Именно так рассудили жители «столицы» Свердловского района Роман Игнатов и Юрий Осипов. Но вот беда – не на что. Подолгу ни на одной работе они не удерживались, поэтому вечный финансовый кризис и не проходящее желание выпить всегда рождали хитроумные варианты добычи денег и спиртного. На сей раз они вспомнили, что в соседней деревне Красная Рыбница, откуда родом Игнатов, провожают в армию паренька, а значит, есть что выпить.

  Но как в первом часу ночи добраться туда из Змиевки? Да на «скорой»! Не долго думая, они отправились в районную больницу, где сочинили душещипательную историю про любимую девушку будущего солдата, которой от предстоящей разлуки с суженым очень плохо! Доверчивые эскулапы поехали по названному адресу, а Роман с Юрием вызвались их сопровождать. На месте никакой хворой невесты «скорая», разумеется, не обнаружила и отбыла восвояси, а довольные своей изобретательностью друзья включились в веселье.
  Неплохо погуляв, они отправились спать в дом матери Игнатова — жительницы этой деревушки. Но до постели добрались не сразу – решили поправить по дороге свое материальное положение за счет Антонины Яковлевны Карповой, 1919 года рождения. Бабуля, жившая одна, боковую дверь никогда не запирала, о чем прекрасно знал Игнатов, выросший с ней по соседству.
  Сказано – сделано. От игнатовского удара женщина упала и больше не поднялась – ее избили, держа за волосы и ударяя головой о пол. Минут через 15 старушка перестала подавать признаки жизни.
  На следующий день подельники, предварительно похмелившись, вернулись в райцентр, где Игнатов с женой Ольгой и тремя малолетними детьми снимал часть дома. То ли «подвигом» своим поделиться не терпелось, то ли самогон язык развязал, но хозяевам дома и супруге он рассказал, как в его родной деревне, где они всю ночь гуляли, убили старушку из-за денег. Не забыл похвалиться, как они ловко обманули врачей, чтобы попасть на проводы односельчанина. Потом Роман велел Ольге постирать его джинсы, которые на коленях были сплошь в запекшейся крови…
  Антонину Яковлевну на следующее утро обнаружила соседка. Зашла в дом через ту же всегда не запертую боковую дверь и увидела, что Карпова лежит неподвижно на полу лицом вниз, а под головой растеклось большое пятно крови. Беспорядка в доме не было, потому милицию вызывать не стали: решили, что умерла Карпова, упав с печки. Женщина была уже старенькой, потому в больницу на вскрытие ее не повезли. Хоронили в закрытом гробу – лицо было изуродовано…
  Так и сошла бы смерть убитой в октябре 2003 года бабульки за естественную, если бы не особенности игнатовской личности, которую судмедэксперты охарактеризовали как «обнаруживающую признаки эмоциональной неустойчивости расстройства с синдромом зависимости от алкоголя».
  На дворе стоял уже январь 2004-го. В ночь под старый Новый год делать, как всегда, было нечего и выпить уже было не на что. Вот и пришлось Игнатову опять напрячься и придумать, как добыть деньги. План ограбления Козлова, у которого Роман до недавнего времени работал по хозяйству, родился незамедлительно.
  Уже за полночь он с очередным приятелем взял в райцентре такси и отправился в близлежащую деревню Жерихово, где и жил Козлов, всегда имевший в кармане порядка ста тысяч рублей. Об этом «помощник по хозяйству» Игнатов знал доподлинно.
  В дом Козлова Роман Игнатов пошел один, оставив приятеля на улице. Дверь, опять как по заказу, оказалась незапертой, в коридоре стояло охотничье ружье. Взяв его, грабитель вышел на улицу, переломил, убедился, что заряжено, ободрил криком ожидавшего приятеля, что деньги он непременно возьмет, и вернулся в дом. Тут дружок струхнул не на шутку: собирались-то грабить, а тут как бы оружие в ход не пошло, и убежал. Выстрел услышал уже по дороге.
  А в доме события развивались так. Только Игнатов собрался взять барсетку с деньгами, как хозяин проснулся и поднял крик. Игнатов был вынужден ретироваться. Козлов же не собирался отпускать несостоявшегося ворюгу. Не долго думая, Игнатов прицелился и выстрелил Козлову в грудь. При вскрытии на теле умершего мужчины в области грудной клетки патологоанатомы насчитали 31 отверстие.
  Испугавшись, Игнатов бросил ружье и убежал. Но физически крепкий Козлов умер не сразу. Оставляя за собой кровавую дорожку, через палисадник он добрался до дома соседей и постучал в окно. Соседи нашли его на снегу бездыханным, окровавленным, в одном трико и рубашке.
  После того как застрелил человека, Игнатов явился в пять утра домой и во всем признался жене. Как и в прошлый раз, Ольга молча пошла застирывать его окровавленные куртку и брюки.
  Но на этот раз спрятаться от правосудия не получилось.
  По совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний суд приговорил Романа Игнатова к 21 году лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, Юрия Осипова (подельника по первому эпизоду) – к семи «строгим» годам. Что касается исков о возмещении морального ущерба родственникам убитых, то Игнатов их признал: сыну Карповой он должен выплатить 20 тысяч рублей, дочери Козлова – 50.

20 июня 2005, 22:00  1518

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Криминал"