И ПОД РЕЗЦОМ ДЕРЕВЬЯ ГНУЛИСЬ. Не каждый сможет выгравировать добро



  Уйдя в отставку, бывший летчик Виктор Евтеев увлекся искусством. Из деревянных чурбанов он вырезает лики святых. Увлечение Виктора благословила Церковь.

  К резке по дереву Виктора тянуло с раннего детства. Молоток и стамеску он взял в руки в пять лет. Поначалу “обрубал пальцы”, но потом работа пошла. Сам себе делал рогатки, пистолеты, лошадки – все, что нужно для счастливой мальчишеской жизни. Где-то лет в одиннадцать увидел, как молодой мастер вырезает на деревянной поверхности лик Христа. “Простенькое такое изображение, но меня зацепила сама идея, — рассказывает Виктор. — Парень копался с этой работой уже недели полторы. Я взял кусок липы, обрубил и за три дня сделал в десять раз лучше”.
  Людей искусства в династии Евтеевых нет. Отец – водитель-дальнобойщик, мать работала на ткацкой фабрике, а больше занималась хозяйством. Сам Виктор относился к своему таланту просто, никогда не считал это “маленькое хобби” каким-то призванием. После школы поступил в Волчановское авиационное училище.
  Впоследствии работал он по всей стране, остров Врангеля – самая крайняя точка. Занимался авиа- и судомоделированием. Сейчас говорит, что это помогло выработать свой собственный стиль в творчестве.
  Квартира Евтеева – настоящий музей дерева. На стенах демонические физиономии, кроткие лики, страстные девы, торжественные гербы, нежные цветы. Как в голове этого большого рыжеватого весельчака, чей голос раскатисто звенит по всей квартире, может уместиться столько образов, каждый из которых имеет собственный характер! Вот со стены чуть расширенными глазами взирает Мадонна с ребенком – одна из главных работ мастера.
  Мадонна смотрит с дубового холста выразительно и кротко, будто сейчас заговорит. “Дуб светится, он текстурный, — басит мастер. — При ярком свете картина начинает играть. Сейчас работаю только с дубом. Липа покладистее, конечно, но такой красоты не дает”.
  Отрываю глаза от иконы и любуюсь дальше. На крутом берегу восседает обнаженная дива. Тело кажется мраморным, песок и волосы – тонкой насыпью прозрачных камушков. Но это иллюзия: все, что я вижу – дерево, получившее новый облик под резаком Виктора. На другой стене – чудо, еще один шедевр Евтеева: деревянный лик святого, обрамленный разноцветными осколками тонкого стекла. “Это ювелирная работа. На нее потратил больше года, — поймал мой взгляд Виктор. — Возил в Москву. Искусствоведам очень понравилась. Но многие утверждают, что не принято дерево со стеклом сочетать. Говорят, школы разные. Во многих вещах я, конечно, дилетант. Но в одном уверен: сочетать в работе можно все, ограничитель один — воображение”.
  Всего икон и других сложных картин мастер сделал около 15, четыре продал, часть подарил.
  — Не тяжело расставаться? – спрашиваю Виктора.
  — Да нет же! Ну это как у парня с девушкой – любовь-любовь на всю жизнь, а потом проходит. Так же и здесь: новая работа — новая любовь. Появляется и завлекает, — отвечает мастер.
  Евтеев считает, что любой человек талантлив. Просто не все это понимают. Все зависит от духовного содержания. Будь ты водитель, слесарь, ядерщик - если с добром идешь к людям, то добро и будешь нести. Каждый человек стремится к самовыражению.
  — А какая работа вам ближе всего к сердцу?
  В это время в комнату входит девушка. Валерия — дочка.
  — Вот эту свою работу больше всего люблю, — раскатисто смеясь, говорит Виктор.
  Смотрю на нее, и что-то знакомое, неуловимое в облике. Да это же она – Мадонна!

8 августа 2005, 22:00  1530

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Жизнь"