ПРЕСТУПЛЕНИЕ БЕЗ НАКАЗАНИЯ? Мценские крестьяне не согласны с приговором



Генеральный директор мценского предприятия «Эко-Мал» Вячеслав Гарин приговорен к одному году условно. Так российское правосудие наказало его «за нарушение правил оборота экологически опасных веществ, повлекшее тяжелые последствия». В переводе с казенного судейского языка на понятный человеческий это означает то, что ядовитыми отходами «Эко-Мал» отравил подземные водные горизонты, и эту воду, в которой предельно допустимое содержание хлоридов превышено в 300 раз, свинца в 15, а перечисление всего, что вредно, займет полстраницы, теперь пьют люди.

Что стоит за мягкостью приговора? Гуманность правосудия или насмешка над жертвами бедствия, похожая на издевательство? Экологическая бомба под Мценском, заложенная в середине 90-х, разорвалась чуть более года назад. Первыми тревогу забили жители поселков Воиново и Воин-2. Питьевая вода, которая полилась из кранов, вдруг стала подозрительного зеленовато-синего оттенка. А от воды, черпаемой из колодцев и многочисленных родничков по берегам маленькой речушки Воинка, стало распространяться зловоние, как из химлаборатории.

По жалобе жителей специалисты районной санитарной службы провели исследования, после чего категорически запретили пользоваться водой. В пробах концентрация аммиака, хлоридов, нитритов и прочей гадости многократно превышала все допустимые нормы. Глава администрацим Мценского района Грачев пошел на беспрецедентные меры: чистую воду жителям поселка в течение нескольких месяцев привозили в бочках. Однако отлаженная система привозного водоснабжения время от времени давала сбои, и жители вынуждены были употреблять отравленную жидкость. Корреспондент «НО» несколько раз выезжал на место экологического бедствия, и всякий раз крестьяне жаловались на то, что у воды отвратительный вкус, цвет и запах.

Под подозрение сразу попало мценское предприятие «Эко-Мал». Рядом с поселком Воиново оно устроило могильник для захоронения отходов алюминиевого производства. Дело в том, что в шлаках, которые остаются после выплавки алюминия, содержится довольно приличный процент дорогого металла. Одна австрийская фирма предложила эти шлаки отправлять в Австрию, извлекать из них остатки металла, а совсем негодные отходы возвращать и закапывать у нас. Народ Австрии запрещает правительству устраивать в своей стране такие ядовитые свалки, которые рано или поздно дают о себе знать сокращением продолжительности жизни. Ну а орловское начальство с радостью ухватилось за проект как за очень даже полезный — его экономическая составляющая сулила приличные барыши в твердой валюте наиболее рьяным участникам сделки. Что касается здоровья населения, то предостережения специалистов и тревогу экологов отмели неотразимым аргументом: «Ничего с ними не случится, с этими отходами, а нам, считай, «за так» дадут огромные деньжищи». На робкие протесты населения тоже никто не обратил внимания.

А сегодня химическими веществами загрязнен не только задонско-оптуховский водный горизонт – источник питьевой воды для нескольких тысяч жителей Мценского района. Отравлены истоки реки Воинка. Там вместо плотвичек и лягушек плавают свинец, медь, цинк, марганец и железо. А вода в местном пруду от переизбытка фосфатов светится, что глаза собаки Баскервилей.

Уголовное дело по статье 247 ч. 2 (нарушение правил обращения экологически опасных отходов) было возбуждено тогда, когда не замечать последствия катастрофы стало совсем неприлично. Ответственным за все назначили директора предприятия В. Гарина. Как проинформировал «НО» прокурор природоохранной прокуратуры Орловской области В. Рыжиков, в ходе следствия выяснилось, что он знал об утечках в могильнике, но мер для их устранения не принимал в течение трех недель.

В конце ноября прошлого года Мценский суд приговорил Гарина к условному сроку. 21 февраля этого года коллегия областного суда оставила приговор в силе. Судьи посчитали, что такая мера наказания вполне соответствует тяжести деяния. Сам Гарин виновным себя не признает. Мягкий обвинительный приговор не сулит ему неприятных последствий и никак не отразится на его карьере. Что касается возмещения вреда здоровью людей, которые вынуждены были пользоваться отравленной водой, то об этом нет и речи.

Во всем мире экологические преступления относят к наиболее тяжким. Случись такое в той же Австрии, хозяев предприятия упекли бы за решетку на многие годы. Вместе с ними на скамье подсудимых оказались бы авторы проекта и те, кто подписывал разрешения на его размещение. А мирные жители смогли бы рассчитывать на миллионные суммы возмещения вреда здоровью.

У нас доходы от переплавки осели на чьих-то счетах за границей, а отходы — на печени, почках и в легких мценских крестьян.

5 марта 2006, 22:00  1587

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Криминал"