И ГДЕ ЖЕ ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ? Посмертные экспертизы дают больше вопросов, чем ответов



Шестой год орловчанка Н. Лаврова пытается доказать своей родне и судам, что ее родственница, умершая в 2000 году, была здравомыслящим человеком. Какой смысл обсуждать то, что уже успело истлеть? Большой смысл. Дорогой. А может, даже уголовный. Речь идет о квартире и странностях посмертной судмедэкспертизы.

"НО" уже писали об этой проблеме, суть которой — в сомнительных выводах посмертных экспертиз, проведенных Орловским психоневрологическим диспансером. Именно на них основывался и суд Советского района под председательством А. Щербакова, придя к выводу, что Лаврова-старшая не ведала, что творила, когда отписывала квартиру Лавровой-младшей. Сомнительное дело, потому что в показаниях свидетелей — сплошные противоречия, а медицинские прижизненные записи свидетельствуют о многих заболеваниях, но не душевных. А тут еще областная прокуратура признала то, что было очевидно для специалистов и Н. Лавровой с самого начала: ОПНД не имел лицензии на проведение судебно-психиатрических экспертиз. Более того, часть тех, кто осуществлял экспертизы, не имели соответствующих сертификатов, а приказ о создании отделения судебно-психиатрических экспертиз был издан неуполномоченным на то лицом. То есть, если строго следовать букве закона, все, что «наэкспертизили» орловские ОПНДешники, и не только по делу о квартире старушки, – вовсе не экспертизы, а лишь мнения, цена которым такая же, как и мнению любого другого.

Что же касается экспертизы, то по делу Н. Лавровой такая все же состоялась – была проведена в Курске уже после суда. Как и подсказывал изначально здравый смысл, настоящие эксперты высказались совсем не в унисон орловскому мнению: изучив все и вся, спецы так и не смогли, в отличие от ОПНД, ответить на вопрос, была хозяйка квартиры психически больна или здорова.

Но кто же теперь признает, что решение суда, да еще вступившее в законную силу после кассационного рассмотрения, было основано на «мнении»! К тому же, признав в «малом» деле сомнительность экспертиз ОПНД, можно вызвать целый вал пересмотров гражданских и уголовных дел, где в качестве основного доказательства значилась экспертиза нелицензированного психоневрологического диспансера.

Так или иначе, но попытка Н. Лавровой возбудить уголовное дело против руководства ОПНД, использовать выводы Орловской облпрокуратуры и курских экспертов, чтобы добиться пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам, не удалась. Это лишь усиливает подозрение Н. Лавровой и нескольких других орловцев, считающих, что их незаконно лишили квартир и что в Орловской области действует целая система откатов для незаконного получения наследства, в которую вовлечены адвокаты, врачи и судьи.

Они, конечно, могут ошибаться. Но в связи с этим вспоминается один из принципов работы вожатых в Артеке советского образца: если тебе показалось, что дети тебя не любят, – тебе правильно показалось. Применительно к нашему случаю: если решение суда вызывает серьезные сомнения, значит, оно как минимум недостаточно убедительно. Впрочем, кого сегодня волнует «убедительность»? Узкий круг профессионалов, уважающих себя и закон. Уже который год Н. Лаврова ищет их в коридорах различных ветвей власти. Пока безуспешно.

20 марта 2006, 22:00  1545

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Жизнь"