Жульё моё



Существуют два вида реформ - честные, то есть простые, ясные и прозрачные, легко разъяснимые и мотивированные, и жульнические - запутанные, многословные, сложные и мудреные. Жилищно-коммунальная реформа частенько стала именоваться «жилищно-криминальной», а плата за жилье – «расплатой за жулье».

Ловкость рук и…?

Наше ЖКХ исторически дотируется из бюджета. Нас приучили к мысли, что государство доплачивает за нас, сирых и убогих. Но это заблуждение. Во всем мире жилищно-коммунальный сектор экономики является высокорентабельным видом бизнеса, развиваясь в отличие от нас в рыночных условиях конкуренции и цивилизованных правоотношений с потребителем.
Условно разделяя жилищно-коммунальную тему на тепло-, энерго-, водообеспечение и техническое обслуживание наших квартир, легко убедиться, что каждая составляющая монополизирована. Исследуя проблему, оттолкнемся от конкретных жалоб и фактов, представленных нашими читателями.
Г-н Щербаков, житель дома № 17 по ул. Герцена, выиграл суд по возмещению вреда, нанесенного розливом системы отопления. Вроде бы непримечательное событие, но есть одна деталь. Розлив системы отопления на этом доме был заменен в 1999 году, а уже в 2001 году начал постоянно течь, хотя нормативный срок его службы 15 лет. Течи кровли и заливы сделали невозможным проживание в квартирах жителей дома, добросовестно и регулярно оплачиваемых услуги ЖЭУ.
Теоретический вывод о том, что средства, выделенные на ремонт розлива системы отопления и кровли дома, были тривиально украдены балансодержателем и обслуживающей дом организацией, абсолютно оправдан. Технические эксперты по нашей просьбе обследовали состояние кровли «измученного» дома и пришли к выводу, что деньги были украдены на всех стадиях ремонта крыши – и на материалах, и на оплате работ по ее ремонту. Сам шифер был наложен квадратно-гнездовым и заплаточным способом, да и прибит был парой гвоздей на лист. Немудрено, что нормативный тридцатилетний срок службы такой кровли несбыточен, а плата за халтуру должна вновь лечь материальным бременем на жильцов дома. Во всяком случае новая обслуживающая организация произвела ремонт розлива и приступила к новому ремонту кровли явно не из альтруистских соображений, и вполне естественно, что свои расходы она будет вынуждена оплачивать из средств, собираемых с жильцов.
В доме № 92 по улице Набережная Дубровинского четыре года назад поменяли полотенцесушители и стояки холодной воды, а через год они начали течь. Катастрофически заливается жилой фонд: семь «хомутов» стоят в квартире № 40, по четыре «хомута» в квартирах №№ 22, 45, 28 и др. По три - в десятках квартир. Согласно нормативной документации срок службы стояков и полотенцесушителей -15 лет.
Итак, прослеживается такая тенденция: один год эксплуатации розлива системы отопления вместо 15 лет, один год эксплуатации стояков и полотенцесушителей вместо 15 лет, один год вместо 30 по кровле. И кто за это платит? Правильно, жители. А кому выгодны сказки, что себестоимость технического обслуживания жилого фонда настолько велика, что собранные с жителей средства надо дополнять бюджетными вливаниями? Правильно, чиновникам, отирающимся у сферы ЖКХ.

Жилфонд крушит халтура

Немного о содержании «единой квитанции». В первой строке указано, сколько мы платим за техническое обслуживание своего жилья, там же помещен тариф, согласно которому и сделан расчет. Так вот эта сумма плюс разница в тарифах, которая должна оплачиваться и оплачивается из бюджета города, и идет на содержание обслуживающего персонала и все ремонтные работы по вашему дому.
Начиная с этого года в соответствии с Федеральным законом «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «Об основах федеральной жилищной политики» и другие законодательные акты Российской Федерации» капитальный ремонт должен оплачиваться из федерального бюджета. И вроде бы это снимает нагрузку с мест. Но проблема в том, что периодичность проведения капитального ремонта регламентирована нормативными сроками службы, а это значит, что деньги «спустят сверху» лишь тогда, когда наступит установленный срок капремонта тех или иных объектов. Сложившаяся практика халтуры при предшествующих ремонтах, списаний, непроведенных или некачественных капитальных ремонтов не отменяет установленные нормативы. Поэтому, придя в негодность уже в ближайшие 3-5 лет, «отремонтированные» по отчету, но разваливающиеся по факту дома будут вынуждены ждать финансирования из федерального бюджета свои нормативные 15 или 20 лет!
Как констатировал Орловский городской Совет народных депутатов, расчетная потребность в капитальном ремонте городского жилого фонда 140 млн. руб. Нельзя не упускать из внимания, что все ремонты, в том числе текущие и капитальные, уже изначально «заложены» в тарифы, и жильцы уже «выделили» и «накопили» на них деньги. Поэтому рассказы про то, как государство, область, город содержат коммунальную сферу, представляются по большому счету обычным словоблудием, так как бюджет формируется из денег, которые собираются со всех нас. Но деньги, особенно бюджетные, имеют обыкновение исчезать. Идет непрерывное разрастание аппарата – главной опоры нынешней власти, новых бюрократов надо кормить, и кормить достойно.
Как свидетельствует доходная часть консолидированного бюджета Орловской области, коммуналка «оттяпывает» 306,23 млн. бюджетных рублей в виде дотаций на возмещение убытков от содержания объектов жилищно-коммунального хозяйства и социально-культурной сферы, переданных в ведение органов местного самоуправления, спускаемых в виде трансфертов. А всего областью расходуется на содержание ЖКХ 657,49 млн. руб., в том числе непосредственно на жилищное хозяйство — 194,6 млн. руб., на «коммуналку» — 455,2 млн. руб., на прочие коммунальные структуры -7,7 млн. руб. 4,2 процента орловских семей получают субсидии при оплате коммунальных услуг. Столько денег из бюджета «увести» по карманам все-таки трудно. А вот из кошельков граждан - элементарно. Именно поэтому либеральные идеи реформирования ЖКХ чиновники всегда переводили в единственную цель – переложить на граждан расходы на коммуналку.
Остроту проблеме придает еще одно немаловажное обстоятельство. В масштабах страны за десять лет цены на коммунальные услуги выросли настолько, что та доля, которую оплачивали граждане (40%), уже полностью покрывала себестоимость услуг. Поэтому 60% бюджетных дотаций просто разворовывались муниципальными чиновниками и их партнерами-коммунальщиками.

Он назначил ее любимой женой

МУП ЖРЭП — особое орловское предприятие. Оно всегда работало в закрытом режиме, из прозрачных тем и открытой информации - только брифинги по поводу сломанных скамеек во дворах и списанных на это денег.
МУП ЖРЭП – практически безальтернативный монополист на рынке жилищно-коммунальных услуг. Его бешеные тарифы под его же диктовку утверждает городская власть.
И это естественно и органично, поскольку, будучи муниципальным и унитарным, всякое финансовое благополучие ЖРЭП автоматически подпитывает саму власть.
Год назад продавец нижнего белья С. Мошкин, протекционируемый одним влиятельным родственником из губернаторской команды, публично и образцово провалил эксперимент по техническому обслуживанию, содержанию и ремонту переданного ему по договору жилищного фонда. Бизнесмен «изгалялся» над жителями по полной программе, «оторвался» с полученными от жильцов деньгами, «заморозил» зарплаты дворникам, показательно «крушил» идею ввода малого предпринимательства в ЖКХ, добившись роста «котировок» мастодонта МУП ЖРЭП. Сыграв отведенную роль, Мошкин исчез из информационного поля. А общественность успокоилась молвой о привлечении недобросовестного бизнесмена к уголовной ответственности. ЖРЭП же оказался непререкаемым «авторитетом» в жилищно-коммунальной «зоне».
Несмотря на всяческое торможение введению принципов рыночной экономики в ЖКХ со стороны власти, все-таки единичные альтернативные обслуживающие организации стали появляться. Шальным по алогичности решением МУП ЖРЭП по отношению к ним стал выступать заказчиком, то есть посредником. Подчеркиваю: не администрация г. Орла, не некий Департамент жилищного хозяйства мэрии, а именно МУП ЖРЭП – самостоятельная хозяйственная организация и субъект бизнеса. Это не просто странное и интересное сочетание – муниципальное предприятие и заказчик в одном лице. Это иллюстрация хищнической монополизации сферы ЖКХ и паразитирования на финансовых потоках. Отметим, что МУП ЖРЭП является учредителем и номинальным руководителем множества других МУПчиков — строительных, ремонтных, транспортных, ДМУПов и ЖЭУ. Развращение бюджетными финансовыми инъекциями и авторитарный личный выбор некими руководителями и чиновниками исполнителя тех или иных услуг и работ неизменно порождают систему «откатов». Орловская «ОПОРА России», исследуя и анализируя проблемы вхождения малого и среднего бизнеса в структуры ЖКХ, вынуждена констатировать, что на всей территории области процветает коррупционная система откатов. Подрядчик «отдает» заказчику 10—30% от сметной стоимости работ. Причем в Орле это прослеживается на максимальном уровне.

Сказка про Колобка

Посмотрим на проблему со стороны рядового жителя, потребителя жилищно-коммунальных услуг. Получая заказ, условно, на ремонт крыши или замену труб, любая организация-подрядчик обязана передать «заказчику», как правило, наличными 30% от стоимости заказанной работы. Но он же должен за чей-то счет возместить потери! И подрядчик либо выполняет лишь часть положенного объема, а «закрывает» как полный, либо делает работу тяп-ляп (вспомните крышу), либо применяет некондиционные или недоброкачественные материалы, которые стоят значительно ниже среднерыночных цен (вспомните розлив и полотенцесушители). Других вариантов просто нет, поскольку подрядчик берет заказ, чтобы заработать, а не обанкротиться.
Как работает схема сопровождения «заказа»? Процентовки на исполненные работы подписывают ответственные лица, к примеру, начальники ЖЭУ. Причем подписывают в любом случае, поскольку они - люди зависимые и сами в финансовой кабале у «заказчика». На них, собственно, распространяется такая же «откатная» система. В частности, в части распределения материалов для ЖЭУ. Покупается, к примеру, стеклобит по цене 338 рублей за рулон нелучшего качества и «навязывается» ЖЭУ. Аргументация начальника ЖЭУ о том, что он мог бы купить стеклобит лучшего качества и по цене 245 рублей, а если оптом, то и по 230 рублей рулон, непроходная. Либо «бери, что дают», либо не получишь ничего.

Решение очевидно.

Год назад МУП ЖРЭП по информации «ОПОРЫ России» приобрело большую партию шаровых вентилей. По оценке специалистов, шаровые вентили представляли собой откровенно некондиционную продукцию с адекватной ценой. Но если данным фактом заинтересуются прокуратура и следственные органы, то они удивятся вполне «доброкачественным» суммам, которые значатся в «бумагах», сопровождающих продажу вентилей ЖЭУ через ДМУПы. Красивая и блестящая продукция серьезно разочаровала новых владельцев. Кто-то до сих пор расплачивается за залитые квартиры.
К сведению правоохранительных органов: размах внеконкурсных, бестендерных, келейных сделок по приобретению материально-технической продукции на нужды того же муниципального жилищно-коммунального комплекса уже не просто угрожает обвалом завышенных «космических» тарифов для населения, но и подрывает финансовую безопасность бюджетов всех уровней!
Может быть, стоит хотя бы обратиться к последней закупке МУП ЖРЭП – вагону труб? Товароведы и эксперты называют их реальную цену, явно не совпадающую с той, по которой они были приобретены. Причем амплитуда «несовпадения» - до 200%!

ЖКХ- из понятий в закон!

Вернемся к вопросу стоимости технического обслуживания и обоснованности коммунальных тарифов. Уже то, что стоимость технического обслуживания определяется в квадратных метрах, говорит о полной незаконности существующей формы оплаты этой услуги. Ведь получается, что лестницей, лифтом, дворовой территорией пользуются не граждане, а их квартиры. Мы простодушно платим за все, что указано в нашей квитанции. Мы уже смирились, что не всегда работает лифт, не убираются подъезды, не подается горячая вода, продолжаем за все это платить и радоваться, что «белые и пушистые» чиновники разрешают нам так «дешево» обходиться, хотя могут заставить платить вдвое, втрое больше.
Как избавиться от жилищно-коммунального геноцида? Вариантов много. Например, организовать ТОСы- территориальные общественные самоуправления и самостоятельно нанимать подрядчиков на жилищно-коммунальные услуги. Кстати, чиновники в унисон с руководством ЖРЭП активно противятся подобному гражданскому сообществу, подрывающему их монополию. В Орле уже есть прецедент, когда горсовет отказался утвердить Устав ТОСа, тем самым не выпуская жильцов дома № 36 А по ул.Московской из «кольца» обороны ЖЭУ.
Во многих городах хорошо зарекомендовали себя кондоминиумы и товарищества собственников жилья. А может быть, стоит послушать юристов и начать платить согласно гражданскому законодательству только по факту оказания услуг? За качество и количество. Да и пора уже «впустить» в рынок альтернативные обслуживающие структуры. Не стоит бояться, что мгновенно вырастут тарифы и услуги. Столько, сколько воруют чиновники, в бизнесе никогда не украсть. Да и в прозрачных, обоснованных тарифах конкуренция только снижает потребительские цены.
А еще, говоря, например, о техобслуживании, нужно помнить, что жильцы вступают с ЖЭУ и иже с ними в имущественные отношения, которые должны быть заключены в письменной форме. А значит, каждое ЖЭУ обязано будет предоставлять жильцу смету своих расходов на проведение каждого вида работ и документы, подтверждающие расценки на их выполнение. Плюс расчет того, как стоимость услуги делится между жильцами.
В общем, существует множество правовых форм того, как заставить чиновников и ЖКХ-номенклатуру прекратить воровать и паразитировать, качественно обеспечивать граждан услугами. Может быть, тогда орловское ведомство, где босс ЖКХ озабочен думами о дочери, проживающей в Америке, и собственным пенсионным досугом в рабочем кабинете, займется живыми, реальными нуждами жителей города? А власть перестанет, наконец, идеализировать и идолизировать монстра ЖКХ и начнет спрашивать со всех, кто ответствен за состояние жилищно-коммунальной системы?

25 июня 2004, 22:00  1648

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Первая полоса"