ДОКАТИЛИСЬ. На Орловском лифте далеко не уедешь



Мы и не заметили, как нас приучили к тому, что в новогоднюю ночь вместе с двенадцатым ударом кремлевских курантов под искры бенгальских огней и шипение пенящегося шампанского в наши дома врываются новые тарифы на ЖКУ. Такое вот «новое счастье» обычно преподносит нам власть на Новый год. Оглянуться не успеешь, а лампочка уже светит на десять копеек дороже, батареи греют не нас, а карманы энергетиков, пылающий газ из конфорки жадно облизывает кастрюли, на содержимое которых уже никакой средней зарплаты не хватает. Не избежим мы такого «подарка» и через три месяца. Уже известно, что местные власти будут повышать тарифы, причем даже те, которых давно не касались, – тарифы на услуги лифтов.

Я НЕ ТРУС, НО Я БОЮСЬ

Скучная, на первый взгляд, тема. О тарифах на газ, тепло, электроэнергию и даже о плате за вывоз мусора задумываются многие. А вот о лифтах – нет. Но уже через месяц об этом может заговорить добрая половина жителей Орла. И многие наверняка помянут лифтовое хозяйство недобрым словом. Хотя бы потому, что городские власти уже думают о повышении тарифов на услуги лифта. И думы свои обосновывают тем пределом выносливости, к которому, оказывается, незаметно подползли наши лифты. За ним находятся пугающая неопределенность и пропасть, в которую в буквальном смысле слова могут ухнуть самые невезучие горожане. По крайней мере знающие специалисты того не исключают.

– Орловские лифты стареют физически, – говорит начальник управления по развитию городского хозяйства В. Можин. – Срок их службы по ГОСТу составляет 25 лет, после чего проводится диагностика. В зависимости от технического состояния лифт либо модернизируется, либо меняется. Но даже с учетом проведения трех модернизаций предельный срок службы ограничивается тридцатью тремя годами. Потом эксплуатация становится небезопасной.

Идеально, конечно, было бы отремонтировать или заменить все лифты города. Но поскольку их в областном центре 1629, то на осуществление столь грандиозного плана потребовалась бы сумма, сравнимая с годовым бюджетом города. Поэтому сегодня речь идет о снижении остроты проблемы безопасности людей. По оценкам специалистов, для этого необходимо в год модернизировать как минимум 25-30 лифтов и два-три менять.

Модернизация одного лифта стоит порядка 600 тысяч рублей, замена в два раза дороже. То есть ежегодно надо тратить 15-20 млн. рублей. Так как более 80 процентов лифтов стоят на муниципальном балансе, оплачивать «банкет» должна городская казна. Но она пока не была замечена в крупных тратах по столь «мелкому» поводу. Так, в бюджет прошлого года на плановый капремонт 272 орловских лифтов было заложено около четырех миллионов рублей, а выделили всего 80 (!) тысяч. Залатать дыры кое-как удалось лишь в 108 лифтах, да и то за счет средств обслуживающих организаций, сумевших по своим сусекам наскрести дополнительно около полумиллиона рублей. В текущем году ситуация не улучшилась. Количество лифтов, нуждающихся в срочном капремонте, увеличилось до 308, требуемая на них сумма – до пяти миллионов, а горбюджет раскошелился лишь на 297 тысяч.

– На сегодняшний день 128 лифтов отработали более тридцати лет, на подходе к предельному сроку службы 14 лифтов, – говорит директор ООО «Ореллифт» В. Тарасов. – Каждый год их число будет увеличиваться на 50-60 единиц и уже через пару лет достигнет полутысячи. Мы приближаемся к порогу, за которым может наступить время массовых остановок.

Спору нет – наше лифтовое хозяйство держится на «советском» ресурсе. И он тает не только с каждым днем, но и с каждым пройденным метром. Мало кто знает, что в сутки среднестатистический лифт в типичной девятиэтажке проходит примерно 19 километров. Надо думать, «бодрости» ему это не добавляет. Но если крах близок, то каковы могут быть его масштабы?

– Один лифт в сутки перевозит около 220 человек, – говорит генеральный директор МУП ЖРЭП (З) М. Верижников. – В муниципальных жилых домах работает 1328 лифтов. Ежедневно они перевозят порядка 290 тысяч человек. А это больше, чем весь городской электрический и автомобильный транспорт вместе взятые…

НАШ ДОМ – РОССИЯ…

Один из современных юмористов как-то заметил, что мы живем в «краю непуганых идиотов». Это определение можно применить если не ко всем аспектам нашей жизни, то уж точно ко многим. Вот и я никого не хочу пугать, но не сказать пару слов об идиотах не могу. В частности, о тех, кого в официальных сводках о происшествиях называют вандалами. По сути за громким определением скрываются обыкновенные хулиганы, пьянь и шпана, которым больше нечем заняться, кроме как портить лифты. Говорю об этом потому, что за их утехи опять же приходится платить законопослушному гражданину. Например, в текущем году мы с вами уже расплатились за вандализм в лифтах пятью миллионами рублей.

– За последние восемь лет случаи вандализма в лифтах участились втрое, – говорит М. Верижников. – Если в 1998 году было зарегистрировано 1236 таких случаев, то в 2001-м их стало 2786, а в 2005-м – 4227. За восемь месяцев текущего года зарегистрировано 3917 случаев вандализма. В основном снимают алюминиевые обрамления с дверей и тормозные катушки, сжигают и разбивают кнопки вызова, портят панели управления, бьют плафоны.

Виновато не просто бескультурье молодежи, воспитанной на дешевых заокеанских боевиках. Основная причина кроется в нашей бедности и безысходности.

Беды лифтового хозяйства дополняет кадровая проблема. Несмотря на довольно высокую, по орловским меркам, среднюю зарплату в семь тысяч рублей, желающих там работать практически нет. Людей отпугивают график работы и большая нагрузка. Дежурить приходится по ночам, в выходные и праздничные дни, и каждому электромеханику буквально приходится работать за двоих. Так что не уходят лишь те, кто проработал «на лифтах» всю жизнь.

Но где же на все взять деньги? Чиновники предлагают: у народа. В недрах мэрии в эти дни готовится программа модернизации лифтового хозяйства на 2007-2011 годы. Она предполагает и повышение тарифов, без чего, по мнению обслуживающих организаций, орловское лифтовое хозяйство никак не выживет. Мол, всем будет хорошо – и организациям, и жителям, потому что вандалы перестанут разрушать то, за что сами же платят большие деньги. Но так ли это на самом деле?

ХОМУТ ШЕЮ ПЕРЕТРЕТ

Я не отношусь к тому въедливому типу скептиков, которые не верят словам до тех пор, пока лично не убедятся в их правдивости. Но считаю, что тарифная политика требует контроля со стороны именно таких людей. Иначе кто поручится, что возможная катастрофа не «нарисована» на бумаге и не служит способом выколачивания денег из населения? Ведь твердят же нам долгие годы, что мы платим половину от реальной стоимости жилищно-коммунальных услуг, а как доходит дело до проверки, оказывается, что даже переплачиваем.

Правда, в отношении лифтов чиновники могут быть спокойны. Как бы и кто ни возмущался, тарифы на них с 1 января будут пересмотрены. С нового года вступают в силу федеральные законы и некоторые положения Жилищного кодекса, которые в целом меняют структуру платежей. Главное новшество – плата за лифт должна начисляться с площади жилого помещения, а не с количества проживающих в квартире, как было раньше.

К слову, жители Брянска, Курска, Липецка и многих других городов уже платят по этой схеме. Причем даже те, кто живет на первом и втором этажах, потому что новый ЖК обязал платить за лифт жильцов всех без исключения этажей. Как ни крути, а есть в таком подходе к оплате изрядная доля несправедливости. Зачем, например, лифт жителям первого этажа? Кататься до девятого и обратно? Почему одиноко живущий человек должен платить за лифт столько же, сколько его соседи, которых пятеро? Ведь квадратные метры в лифте не ездят, это делают люди. Так при чем здесь площадь квартиры? Выходит, что, получая меньшую услугу, одинокий человек платит и за себя, и за того парня. А если он вообще лифтом не пользуется?

В Брянске и Курске жители несколько раз пытались оспорить правомерность введения новой системы платы за лифт в суде, но выиграть никому не удалось. Судьи ссылаются на общероссийский классификатор, согласно которому работы по обслуживанию лифтового хозяйства входят в состав платы за содержание и ремонт жилого помещения. А они взимаются с квадратного метра. Но суды и чиновники умалчивают о самом главном – право решать, как платить – с человека или с квадратного метра – и сколько платить, пока оставлено за органами местного самоуправления. Поэтому городская власть может, если захочет, не повышать тарифы на услуги лифтов, а решить проблему за счет других источников финансирования. Каких – пусть сама думает, за этим она и посажена в большие кабинеты.

Но чиновники, похоже, все уже решили, причем без учета мнения граждан. В недрах мэрии готовится предложение о переводе платежей на оплату с квадратного метра. Тариф хотят установить в два раза меньше, чем у соседей, но все равно весомый – пока 1,2 рубля за кв. метр жилплощади в месяц. Наверняка это предложение будет вынесено на обсуждение депутатов горсовета во время одной из ближайших сессий. Возможно, наши народные избранники учтут опыт смоленских коллег из областной Думы, которые в августе сего года направили обращение в Госдуму и правительство. В нем сказано: «практический опыт показал, что установление платы за пользование лифтом в зависимости от занимаемой площади не позволяет привести размеры оплаты в соответствие с объемами фактически оказанных услуг, количество которых зависит не от площади жилья, а от количества проживающих граждан в многоквартирном доме». Смоляне не побоялись и потребовали внести изменения в ЖК, чтобы вернуться к «человеческой» оплате. Последуют ли примеру наши депутаты?

5 октября 2006, 07:20  2031
Автор: Артем ШАГИН

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Жизнь"