СТАРОСТЬ НЕ В РАДОСТЬ



Я сирота с детства. Когда началась война, мне был один год, брату три. Отца забрали на войну в сорок первом, он пропал без вести. Мы так и не узнали, что с ним произошло, даже не имеем возможности прийти на его могилу и поклониться. Мама умерла от тифа в сорок втором, нас приютила тетя, добрая душа. Потом она стала нашим опекуном. Немцы в городе были по август сорок третьего, и все это время мы жили в подвале. Я была слишком мала и то лихое время не помню. Но что пришлось пережить нашей тете, представить могу. Она выходила нас, сирот, мы не умерли с голоду и дождались освобождения.

Наше государство не считает нас, детей войны, которые настрадались в оккупации, ни узниками фашизма, ни репрессированными. Нас никем не считают. Мы никто. А ни на кого можно и внимания не обращать. Я всю жизнь проработала в медицинских учреждениях, имею 45 лет трудового стажа. А сейчас вынуждена подрабатывать сторожем, так как на мою пенсию прожить нельзя. Сколько еще я смогу работать? Ну, года два-три. А потом, как говорится, старость не в радость – живи, как хочешь, на копейки. Проблема детей войны стоит не первый год. Нам, пожилым людям, выстрадавшим так много, непонятно, за что нас хотят уморить голодом. Каждый день мы слышим, что золотовалютные запасы страны растут не по дням, а по часам, стабилизационный фонд пухнет, как на дрожжах. А в это время миллионы стариков едва сводят концы с концами, а некоторые уже и не сводят. Наверное, правда, что наши правители ждут, когда мы все умрем и платить будет некому. Это несправедливо и цинично.

В. А. Шибина, г. Орел.

7 июня 2007, 17:03  2068

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Жизнь"