Я НЕ Я И ПОДПИСЬ НЕ МОЯ. Как зеленый революционер



Когда Егор Строев вернулся из Москвы, где служил Председателем Совета Федерации, и стал губернатором, он первым делом создал мощную пропагандистскую машину. Без лишней скромности он объявил тогда, что Орловщина – кормилица страны, главная ее житница. Целая армия пропагандистов, которая не знала отказа ни в чем, стала вовсю пиарить идею «зеленой революции», с которой, как с писаной торбой, носился глава региона. Так называемые международные совещания, симпозиумы и научно-практические конференции собирались едва ли не каждый месяц. Ученые средней и нижесредней руки тучами съезжались в Орел. Их хорошо встречали, сытно кормили и поили. В ответ они, не боясь греха, славили мудрость «зеленого революционера».

С ЭТИМИ РЕБЯТАМИ ИГРАТЬ НЕ САДИСЬ! У НИХ КАРТЫ КРАПЛЕНЫЕ

В ту пору и появился российско-германский проект «Пшеница-2000-Орел». На этой хитроумной авантюре нагрели руки многие. Жителям Орловщины она обошлась в миллиард рублей, и это сильно бьет по нашим интересам сегодня.

Посмотрите на ценники в магазинах. На те их строчки, где указаны не рубли с копейками, а производители. Вспомните, как сам губернатор на собственной Коллегии администрации щунял своих чиновников за то, что в магазинах продукция местного производства занимает от силы 15 – 20 процентов. Аграрная Орловская область не может прокормить себя, а нам лапша на уши – «житница», кормилица страны! То, что хороший хлеб к нам сегодня везут из Гомеля, Железногорска и Брянска, а наш неважного качества, – это результат аграрной политики.То, что мы покупаем в наших магазинах муку белгородскую и липецкую, а своей нет, – это в том числе и следствие того самого проекта.

А как славно все начиналось! Под гарантии российского правительства и областного бюджета Германия дала кредит в 117 миллионов марок. (В то время в Европе еще не было евро и расчеты велись в национальных валютах). Какая улыбка блуждала по лицу нашего губернатора, когда он называл эту огромную сумму кредита в валюте! Как любил он тогда повторять: «на том свете угольками рассчитаемся»! Но платить приходится. И не на том свете, а сегодня. Не угольками, а полновесным рублем. Но не губернатору, а нам с вами, когда приходим в магазин и начинаем считать мелочь , чтобы прикинуть: хватит ли на буханку не «социального», а съедобного хлеба.

Но вернемся к проекту. На базе «Орелагропромснаба» было создано акционерное общество «Пшеница-2000», во главе которого поставили Николая Азарова. Сейчас он глава администрации Свердловского района. Рулил он, правда, недолго – год с лишним, зато в самые денежные времена. После Азарова фирму возглавил генеральный директор «Орелагропромснаба» Александр Наумов. Ей отдали 100 тысяч гектаров самых плодородных земель. Было объявлено: на них будут выращивать продовольственную пшеницу по интенсивным технологиям и получать как минимум по 40 центнеров с гектара. Зерно будут продавать через швейцарскую фирму на мировом рынке. Тем за кредит расплатятся, и будет это самой настоящей «зеленой революцией». Она принесет орловским чиновникам АПК, которые трансформируются в менеджеров-хлеборобов, неувядаемую славу талантливых управленцев. А вместе с хлеборобами прославится и наш губернатор – отец-создатель и разработчик всей этой комбинации. Под проект в той же Германии стали закупать технику. О том, под какой процент брали кредит, по каким ценам покупали комбайны, – статья особая, и, вполне вероятно, не только газетная. Будь прокуратура полюбопытней, думаю, описание этого процесса могло бы стать самостоятельной и очень увлекательной страницей истории лопнувшего бизнеса. Именно в то время по Орлу и области засновали белоснежные джипы-мерседесы с надписью на бортах « Пшеница-2000». Дорогущие жутко. Их закупили сразу, в первую очередь. А потом появились и комбайны «Доминатор», сеялки «Амазони», тракторы «Фенд». Дело с самого начала пошло наперекосяк. Затраты получались высокими, отдача низкой. Вместо продовольственной пшеницы вырастала фуражная, а по сорок центнеров выращивали на маленьких деляночках специально для губернатора. Он любил приезжать на них, чтобы его, стоящего посередине пшеничного поля, поснимало телевидение. Все это преподносили как выдающиеся достижения аграриев под руководством великого Строева.

НА СТОЛ КОЛОДУ, ГОСПОДА!

Как все было на самом деле, посмотрим на примере ОАО « Пшеница-Покровская». Вот цифры, запланированные на 2005 год – период расцвета проекта. Руководители и специалисты знали их, эти цифры, как верующие « Отче наш». Урожайность зерна – 25 центнеров, сахарной свеклы – 194 ц ( ниже, чем 30 лет назад! Бизнес-план, как и в предыдущем 2004 году, предусматривал 7 миллионов 600 тысяч рублей убытков. Где они, 40 центнеров пшеницы с гектара, да еще продовольственной? Даже на бумаге почти в два раза меньше! Это на пятом-то году реализации проекта, в который уже вбухали сотни миллионов рублей! Наверное, не лишен интереса тот факт, что в 2005 году, когда уже было очевидно, что созданный «трест» лопнул, на ярмарке инвестиций губернатор заявил:

«Пшеница-2000-Орел» доведет посевные площади до 180 тысяч гектаров». В это время в области появился иностранный гражданин из Монако господин Федорычев! Ему в доверительное управление передали добитые реформами агрофирмы, в том числе и имущественный комплекс агрохолдинга «Пшеница»!

Впрочем, тем, кто проект возглавил, неудачи большого горя не доставляли. Их личное благосостояние крепло, выстраивались собственные бизнесы, строились особняки и приобретались элитные квартиры. А деньги, которые тратили? Они ж казенные. Продолжаться так могло долго, но не бесконечно. Вопрос «где деньги, ребята?» – мог возникнуть внезапно и со всей остротой. Надо было заметать следы. Несколько раз поменяли начальство в бизнес-проекте, агрофирмы обанкротили, туда-сюда перевели активы, распихали технику, а какую распродали. Казалось бы, все – деньги кончились, о проекте забудьте. «Зеленую революцию» начнем в другой раз, вы нам только денег дайте, и побольше». На горизонте уже маячили деньги национальных проектов!

Забыть не вышло. Вопрос о долге все же возник, хотя вице-губернатор Цикорев публично по телевидению вещал: проблем нет, долг реструктуризировали

Успокаивал тогда, когда арбитражные суды Орла и Москвы приняли к рассмотрению иски Министерства финансов России к «Орелагроснабу», к Коллегии администрации области и Внешэкономбанку о взыскании 24,5 миллиона евро. Сумма для нас астрономическая, ее трудно представить. Для сравнения скажем, что на эти деньги можно полностью обновить парк общественного транспорта областного центра, Ливен и Мценска, и люди не знали бы проблем с автобусами, троллейбусами и трамваями. Это в четыре раза больше, чем выделено Орлу на ремонт дорог, в десять раз больше, чем направлено на решение жилищных проблем молодым семьям. Это ровно половина годового бюджета областного центра.

Можно только предполагать, кто именно представлял в суде сторону ответчика, то есть коллегии администрации области. В деле № А40-17872 /04-47-156 Арбитражного суда г. Москвы эта персоналия фигурирует под инициалами С.Е.С. Аргументам Коллегии областной администрации: «Не виноватая я! Хотелось, как лучше. Но у нас всегда получается так» суд не внял и постановил взыскать в пользу Министерства финансов РФ в доход федерального бюджета РФ без малого 23 миллиона евро. Сколько будет в рублевом эквиваленте, посчитайте на досуге сами. Евро стоит 35 с половиной рублей. А вы по-прежнему хотите, чтоб дома ремонтировались, чтоб тарифы не росли дико, чтобы дороги были хорошие и чтобы всем хватало лекарств?

Таковы масштабы наших с вами потерь. Они следствие управленческих решений людей, которых назначают на должности по решению губернатора.

Когда пятнадцатилетний оболтус отнимает в туалете у первоклассника рубль, который родители дали на завтрак, это мерзко. Если такого ловят за руку сверстники, то бьют. Если взрослые – он размазывает сопли по морде и начинает скулить: «простите, дяденьки, я больше не буду». Но поведение недоросля все же объяснимо: наглец скорее всего из неблагополучной семьи, воспитали не по-человечески, а на бандитских традициях. За это надо наказывать, и построже, чтобы было неповадно, иначе не поймет.

Но как назвать действия высокопоставленных чиновников, облеченных властью, поставленных исполнять государственные функции и руководить областью? Аргументы, на которые опиралась Коллегия областной администрации в суде, чтобы не возвращать взятые деньги, может быть, жалостливые, отчасти наивные, но малоубедительные. Судите сами. В жалобе на решение суда первой инстанции, который постановил: деньги вернуть, государственные мужи стали доказывать, что вообще не имели права брать кредит. В жалобе так и написано: «при заключении договора не был соблюден порядок предоставления займа, что она (Коллегия администрации. – Авт.) вышла за пределы своей компетенции, не соблюдено законодательство Орловской области и что договор поручительства является ничтожной сделкой». Одним словом, явка с повинной – работаем не по закону, а по своим понятиям. Но суд не дяденька, которому можно побожиться «больше не буду», а Коллегия администрации – не сопливый паршивец, отбирающий мелочь у малышей. Решение арбитража можно изложить в двух словах: «деньги вернуть».

ВЫ ПРОХОДИМЕЦ, ВАША ЧЕСТЬ, И Я ПЛЮЮ ВАМ В МОРДУ

Надо сказать, что к методу строить из себя паршивого сопливца, тырящего копейки по школьным туалетам, областные чиновники прибегали не раз. В свое время областная администрация позаимствовала в государственном резерве, то есть у матери нашей Родины, 35 тысяч тонн дизельного топлива и 15 тысяч тонн бензина на сумму более чем 340 млн. рублей. В сегодняшних ценах поболе будет. «Взамен выпущенных материальных ценностей администрации Орловской области разрешалось произвести погашение задолженности по возврату в госрезерв нефтепродуктов поставками сельскохозяйственной продукции» (цитата из арбитражного дела).

Вы, наверное, уже догадались, что в администрации стали мозговать: как бы «прокинуть» кредитора, которым, напомним, являлась мощная государственная структура, хранящая в закромах Родины стратегические запасы страны. И придумали. Ловкий адвокат написал в суд: высшим должностным лицом области является губернатор, а договор подписывал его первый заместитель Кочуев. А он, такой-сякой, превысил свои полномочия: не имел права подписывать документ – одним словом, самозванец. Так что сделку надо бы признать недействительной.

Было еще одно дело. Если помните, наш Егор Семенович любил летать самолетом в Москву. За ним был закреплен ЯК-40. Возникла потребность самолет отремонтировать. Мастеров нашли в Белоруссии. Страна нам братская, но поступили с фирмой-ремонтником не по-братски. Ремонт обошелся в 129 тыс. долларов. Так как орловское авиапредприятие было неплатежеспособным, Коллегия администрация выдала гарантии – заплатим, мол. Белорусы растопырили карманы, а им показали фигу. Пришлось судиться.

Подобные судебные процессы наводят на мысль, в которую трудно поверить. «Кидалово», выходит, не отдельные эпизоды, а стиль губернаторской команды? Не может же на самом деле власть вести себя, как бандит с большой дороги: взять деньги, и где взять – из федерального бюджета взять (!), растюрбанить их, а потом грубо «прокинуть» тех, кому должна?

Сейчас, когда золотым потоком льются федеральные деньги на национальные проекты, эти люди взялись восстанавливать производственные мощности, поднимать медицину, образование, строить дороги и обустраивать село. Как можно с ними модернизировать экономику, возрождать былую мощь России и делать жизнь привлекательной? Да с этими людьми можно договариваться только о месте на кладбище!

В России построен раскрадный тип экономики. Его отличительная черта: деньги, вложенные в производство, через специально созданные механизмы тут же изымаются для личного потребления. (М. Веллер. «Великий последний шанс»)

28 декабря 2007, 00:06  16025

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Первая полоса"