СЛУЖБА В СОЛДАТСКОМ РАЮ. Долг Родине дмитровский парень отдал на лесоповале. вместе с долгом отдал и здоровье



«Есть такая профессия – Родину защищать» – для Николая Царева с детства это не пустая фраза. Воевали деды, служили все родственники. Так что к 18-летию перед Николаем сомнений, служить или попробовать, как стало модно в последние годы, отмазаться, не возникало: конечно, служить.

НЕЛЬЗЯ БЫТЬ ГОРДЫМ ТАКИМ

Спустя пару недель после совершеннолетия в почтовый ящик Царевых положили повестку из военкомата. На медкомиссии Николай был признан полностью годным к военной службе. Более того, у врачей, привыкших наблюдать у призывников недостаток веса, а то и целый букет хронических болезней, Николай вызвал приятные воспоминания о временах ушедших. Казалось, парня хоть сейчас бери на роль былинного Ильи Муромца: рост под два метра, физически развитый не по годам.

Через несколько дней Николая провожали в армию, как положено, всей деревней. От родителей сын получил напутствие служить честно и слушаться командиров. А мама добавила: «Береги себя, сынок, здоровье ведь не купишь». Как в воду глядела.

Через три месяца от Николая пришло письмо, повергшее родителей в шок. Сын писал, что находится в тверском военном госпитале с диагнозом черепно-мозговая травма,которую он получил якобы еще до призыва. Мать срочно отправилась к сыну. По словам забинтованного, едва способного говорить парня, произошло следующее. С первого дня службы «деды» пытались заставить его стирать чужие носки, пришивать подворотнички, требовали деньги. Мол, в части так заведено. Другой, может, смирился бы и приспособился. Но Николай, не привыкший к такому отношению, не говоря уже о прямом унижении, по-деревенски послал «дедов» куда подальше. После этого его начали бить. Во время одного из таких мордобоев ударили головой о дужку солдатской кровати.

Шокированная мать дождалась выписки сына из госпиталя и вместе с ним отправилась в часть. Командир части тут же разрешил рядовому уехать на месяц в отпуск по состоянию здоровья. Пока Николай отлеживался дома, родня решила его обратно в часть не пускать. Всеми правдами и неправдами его устроили в курский военный госпиталь, где он прошел военно-врачебную комиссию. Но вердикт врачей был однозначен: годен. Через месяц Николай вернулся в Тверь.

РЯДОВОЙ ЕСТ МАЛИНУ, А СЛУЖБА ИДЕТ

Командир части повел себя дальновидно. Он решил не доводить дело до печального исхода: со своей ротой рядовой Царев распрощался. Тем более, был у офицера и свой личный коммерческий интерес. Так Царев вместе с тремя такими же пострадавшими от «дедов» молодыми солдатами попал на так называемую сторожевую базу части. А проще говоря – в лес, на заготовку дров. «Боевую» задачу солдатам поставили простую: каждый день валить и пилить деревья, складывать их в установленном месте. Вечерами за дровами приезжал грузовик и забирал их на лесопилку, принадлежавшую командиру части.

Дармовую рабсилу поселили в бревенчатой избушке за несколько десятков километров от Твери, без отопления и каких бы то ни было удобств. Так они прожили 13 месяцев. Пропитание стало собственной заботой солдат. По воспоминаниям Николая, иногда им привозили консервы с давно истекшим сроком годности, есть которые было просто опасно. Подножный корм помогал лишь отчасти утолить голод.

Поскольку грибы и ягоды – не совсем то, что нужно молодым парням, да и растут они только летом, лесорубы за год отловили и съели всех бродячих собак в округе.

Тем временем мать Николая не оставляла попыток избавить сына от рабства, в которое он попал в армии. Пробовала воздействовать на командира части через военную прокуратуру, но ничего не получилось. Потерпевшие солдаты-отшельники испугались дать показания против своего командира. А нет потерпевших – нет и уголовного дела.

А сам командир части во время встреч с родителями искренне удивлялся непониманию ими тактической обстановки. Мол, вашим детям в лесу лучше, чем в части, никакой дедовщины, никакой военной муштры. По логике офицера, на лесоповале просто солдатский рай: пили дрова да ешь малину. Что еще солдату нужно?

Вернуться вовремя домой Николай не смог. От долгого пребывания в антисанитарных условиях и холоде у него заболели почки. Сейчас солдат лежит в госпитале. Врачи говорят, что после выписки дадут ему инвалидность и уволят с военной службы по состоянию здоровья. О том, что служба Родине потребует от него такой жертвы, Николай раньше не думал.

По этическим соображениям фамилия и имя солдата изменены.

7 июня 2007, 17:03  1930

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Первая полоса"