ВОЙНА ЗА УРОЖАЙ



  В конце прошлой недели кураторы сельского хозяйства из ближайшего окружения губернатора с гордостью отрапортовали: в области собран первый миллион тонн зерна. Останавливаться на достигнутом хлеборобы не собираются, и за первым последует второй.

  Честь и хвала орловским крестьянам — хлеб выращивать они научились. Проблема в другом: продавать не умеют. По правде сказать, учиться им и не дают. Каждая жатва, и нынешняя не исключение, обставляется такими преградами, что и не поймешь, кто ее главный герой – хлебороб, чиновник, вставляющий палки в колеса, или милиционер, тормозящий хлебный фургон на трассе. Битва за урожай превращается в битву с сельхозпроизводителем.
  Казалось бы, свободный рынок – произвел продукцию, нашел покупателя, договорился с ним и вези на все четыре стороны. Ан нет. Нельзя. В ход идут различные приемы - экономические, бюрократические и репрессивные.
  Экономические, которые в рынке должны быть главными, на деле оказываются самыми неэффективными. В этом году для поддержки родного сельхозпроизводителя, сдающего зерно в областной страховой фонд, выделено 150 млн. рублей. И цена за тонну установлена приличная – за продовольственную пшеницу доходит до 4 тыс. рублей, и платить обещают сразу. Но крестьяне, наученные предыдущим горьким опытом, обещаниям не слишком верят. Сколько раз уже обманывали... Не потому ли из 130 тыс. тонн продовольственного зерна для внутриобластного потребления на сегодня засыпана только треть? При этом еще треть у крестьян заберут бесплатно в счет оплаты горючего, семян и проч. Вот потому соблазн продать на сторону и велик.
  Все гостиницы заполонили так называемые трейдеры – перекупщики. Говорят, есть среди них даже арабы. Они рыщут по всей области и скупают хлеб. Эти действительно деньги платят сразу по факту отгрузки и за ценой не стоят. Действуют не без успеха. Начальство Орловско-Курского отделения железной дороги тут же на ухо губернатору нашептало: погружено шесть вагонов зерна, и вот- вот будут отправлены. Нормальную коммерческую сделку, заключенную в рамках Гражданского кодекса, губернатор почему-то сразу назвал «воровской». Но угроза попасть в немилость руководителей сельхозпредприятий не останавливает, зерно как продавали за пределы области, так и продают. Руководители — не мальчики наивные и не хуже чиновников знают истинное положение на зерновом рынке. Раз трейдеры вложили немалые средства в развитие хлебной инфраструктуры, значит, хлебную экспансию не прекратят. А посему цены на зерно будут падать. И если сегодня за тонну фуражной пшеницы дают 1500- 1800 рублей, а за тонну пшеницы третьего класса 2800-3000 рублей, то завтра зерно может оказаться еще дешевле. И как крестьянину жить?
  Переломить эту тенденцию обещаниями не удается, и на днях опубликован список документов, которые должен собрать и оформить сельхозпроизводитель, желающий реализовать собственный продукт за пределами области. Прежде всего нужно подать заявку на имя зам. начальника областного управления сельского хозяйства и продовольствия А. Злобина. В ней указать свои реквизиты, вид зерна, с какого хлебоприемного пункта вывозится, кому, по какой цене и по какой причине. Далее копии договоров, справки от агрохолдингов о том, что производитель не должен им за ресурсы, и сертификат от районной ветлечебницы об отсутствии карантина. Примечательно, что к процессу подключили и глав районных администраций, которые должны представить... ходатайство на вывоз зерна! По сути, это есть не что иное, как запрет на свободную торговлю.
  Интересно, что те же самые чиновники, которые сейчас похваляются тучной орловской нивой, весной точно так же похвалялись, что на посевную не ушло ни одного бюджетного рубля — деньги под залог будущего урожая давали банки, частные инвесторы и фирмы. Теперь же, когда на чужие деньги посеян, выращен и убран урожай, без разрешения высокопородного чиновника им, выходит, не распорядишься. Даже глава районной администрации — и тот король.
  Но даже если удастся обойти этот барьер, на пути хлебного каравана встанет человек в милицейской форме. Рыскать по хлебным трассам с полосатым жезлом — чисто орловское ноу-хау. С начала жатвы милиция установила дополнительные посты, и любой гаишник вправе остановить груженный зерном караван и копаться в коммерческих документах, как будто это водительское удостоверение или техпаспорт.
  Самое интересное, что те, кто издали приказ «держать и не пущать», не хуже самих производителей знают, что емкости орловских элеваторов и хлебоприемных пунктов настолько малы, что сохранить в них два миллиона тонн невозможно. Ну не резиновые они, не вместят столько зерна, все равно придется продавать. Зачем же сдерживать товар, который пользуется спросом? Другого объяснения, как желание прикормленных и обласканных властью самим нагреть руки на зерне, найти трудно. Многие сынки орловских высокопоставленных чиновников в последнее время проявили интерес к сельхозпроизводству. Одних пристроили в проект «Пшеница – 2000», другие сами обзавелись хозяйствами, берут землю и типа пашут. А когда зерно начнет гнить под открытым небом, крестьяне отдадут им его за любую цену, лишь бы хоть что-то выручить.
  У нас очень любят говорить, что хлеб и цены на него — это политика. А политика такова. 9 августа на коллегии губернатор публично заявил, что администрация приложит все усилия к тому, чтобы цены на хлеб в Орловской области не росли. Через неделю это заявление подтвердил в прямом эфире на областном канале начальник управления сельского хозяйства В. Серов. Впрочем, такие заверения давались и в предыдущие годы. А хлеб дорожал. Дорожает он и сейчас. В южных регионах, где уборка уже закончилась, цена за буханку белого хлеба подскочила до 11 рублей. Орловщина — не самый благополучный регион на карте России, и тенденции, характерные для всей страны, рано или поздно коснутся и нас. Несмотря на заверения даже самого мудрого и лучшего губернатора страны.

19 августа 2004, 22:00  2320

Комментарии

Ещё из раздела
"Факты"