ГРЕБИТЕ ДЕНЬГИ ЛОПАТАМИ. Из знаменитого ''Автосельмаша'' новые хозяева сделали мастерскую по изготовлению огородного инвентаря



  Акционеры ОАО «Автосельмаш», пришедшие 16 июня на годовое собрание в надежде получить дивиденды, ушли не солоно хлебавши. Послушав отчет совета директоров, они поняли: предприятие на грани закрытия, собственность кто–то прибирает к рукам, а нынешние акционеры, в лучшем случае, могут рассчитывать на… пару лопат.

НЕ ХОДИЛ БЫ ТЫ, ВАНЕК, ВО СОЛДАТЫ

  В прошлые годы «Автосельмаш» составлял гордость и славу орловского машиностроения. После войны именно с него началось возрождение города. Сегодня о былой славе и мощи напоминают лишь немногочисленные фотографии на стенах заводоуправления, а сам «Автосельмаш» заводом можно назвать с большой натяжкой. Из многотысячного коллектива в «живых» остались 748 человек. Из них рабочих - меньше половины. Годовой объем производства сравнялся с тем, что еще 20 лет назад предприятие выпускало за месяц. Накануне годового собрания акционеров народ перевели на трехдневную рабочую неделю, предупредив, что два дополнительных выходных дня оплачиваться не будут.
  В отличие от большинства других машиностроительных предприятий города, «Автосельмаш» длительное время сохранял относительную самостоятельность: основной пакет акций заводские топ-менеджеры держали под личным контролем. Но руководить предприятием они оказались не способны. Когда лучшие из лучших ушли сами или их вынудили уйти, руководящие должности заняли те, кто остался. Например, на сбыт и маркетинг «посадили» некоего Заслонкина, до этого специализировавшегося в свиноводстве и возглавлявшего свинарник в подсобном хозяйстве. Генеральным директором был какое - то время В. Овсянников, его сменил А. Маков. И тот, и другой на заводе выросли. Но опыта технолога или пробивного снабженца, полученного в годы плановой экономики, оказалось мало, чтобы стать успешными директорами крупного предприятия в жестких условиях рынка.
  Продать контрольный пакет акций солидному инвестору, который смог бы модернизировать производство и наладить выпуск конкурентной продукции, топ - менеджеры «Автосельмаша» не смогли, а может, и не захотели. Мотивация очевидна: новый хозяин первым делом уволит несостоятельный и немощный менеджмент. Когда предприятие окончательно попало в финансовый капкан, на него, наконец, пришел наш самый заботливый внутренний инвестор - «Орловская промышленная компания».

ПЕРВАЯ ПОТЕРЯ

  ОАО «Орловская промышленная компания» (ОПК) было создано в мае 1999 года постановлением Е. Строева . Обладминистрация оставила за собой контрольный пакет акций – 52,52 процента, а бизнес-партнерами стали «Внешэкономбанк», авиакомпания «Трансаэро», АООТ «Воскресенские минеральные удобрения», ЗАО «Росагронефтьпродукт» и еще несколько мелких фирм. Руководить детищем областной администрации поставили Алексея Давыдова. Он раскрутил свой бизнес, имел несколько фирм и по меркам Орла стал крупным предпринимателем. Завод, который уже начинал падать, ему вроде бы был ни к чему. Тем не менее интерес к предприятию Давыдов проявлял.
  Скупку акций вел и другой известный в то время предприниматель, тоже находившийся в фаворе у Е. Строева, - господин Шумилин. Действовали ли они согласованно или порознь, неизвестно. Но солидный пакет акций ( как можно предположить, примерно 20 процентов) ушел из-под контроля тогдашнего руководства «Автосельмаша». Когда хозяева опомнились, было поздно. Началась серьезная борьба за возвращение «блудных акций». В результате сложных манипуляций они вернулись под крышу «дома», но расплатились за них одним из цехов завода на улице Красина. Это была первая крупная потеря собственности. На модернизацию производства от ее продажи не пошло ни копейки.
  Пришло время , и бывшие фавориты губернатора Давыдов и Шумилин впали в немилость. Шумилин вообще свернул бизнес в области, а Давыдов уступил свое место в промышленной компании другому ставленнику Строева - начальнику управления промышленности обладминистрации В. Аносову.

Я ПРИШЕЛ ДАТЬ ВАМ ВОЛЮ

  Если верить заместителю губернатора И. Сошникову, ОПК создавалась с самыми благородными целями. Если полистать подшивки областных газет, найдется немало панегириков в адрес спасителя орловской промышленности. В мае 2002 года Сошников так определил суть компании: это аккумулятор партнерских интересов промышленных предприятий, призванный обеспечить условия их роста и сформировать новые подходы в машиностроении.
  Первый громкий скандал, связанный с ОПК, - фабрика «Ромашка». Модернизация этого, как ее называли, социально значимого предприятия, стояла отдельным пунктом в программах ОПК, которой принадлежало 80 процентов акций. На «Ромашку» пошли деньги, в том числе и бюджетные. Но в тот самый момент, когда заговорили о возрождении предприятия, В. Аносов принял решение о закрытии фабрики! И хозяйкой производственных площадей «Ромашки» за смешную сумму – полмиллиона рублей – вдруг стала дочка заместителя губернатора Тамары Кравченко.
  Другой, не менее шумный, проект ОПК - завод «Погрузчик». Здесь тоже были обещания радужных перспектив. Но сначала от открытого акционерного общества «отпочковали» закрытое и увели в него все стоящее: оборудование, основные производственные фонды, а старому заводу оставили многомиллионные долги, печать и бумаги. По аналогичной схеме делили надвое «Дормаш». Похоже, что сходными методами орудуют сейчас на «Автосельмаше».

ДЕВАЛЬВАЦИЯ СОБСТВЕННОСТИ

  Собственность « Автосельмаша» сегодня разделена так: контрольный пакет акций у ОПК ( 51,34%), еще 20% у Российского фонда федерального имущества (считай, что у государства в лице областной администрации), остальные акции у мелких владельцев. В основном, это нынешние и бывшие работники завода. ОПК как главный акционер оставила за собой все командные высоты: из девяти членов совета директоров четыре - ее представители, из трех членов ревизионной комиссии двое оттуда же.
  16 июня, когда совет директоров отчитывался, конференц-зал разделила невидимая, но совершенно очевидная граница. Сидящих в президиуме хозяев завода не понимали другие хозяева – мелкие акционеры в зале. Отчет делал не генеральный директор, а исполняющий обязанности В. Сиротин. При этом действующий гендиректор А. Маков за все собрание не проронил ни слова. Как удалось выяснить «НО», Маков подал заявление об отставке. С чего бы вдруг?
  Оказалось, совет директоров скрыл от акционеров, что по фактам неуплаты налогов возбуждено уголовное дело. Главный фигурант в нем – А. Маков. По версии правоохранительных органов, он распорядился не платить подоходный налог, сделав это из корыстных побуждений – «ради сохранения своего рабочего места»(?). Сумма приличная – 4 млн. рублей. Сам Маков ничего не комментирует. Работники же завода говорят, что если он и попридержал деньги, то не из корысти, а ради производства. Так как совет директоров разъяснений не дал, люди домысливают сами. Говорят, что уголовное дело возбудили специально, чтобы шантажировать им Макова: уйди, мол, по-хорошему, освободи место другому. Имя другого на заводе - не секрет: в гендиректоры пророчат В. Сиротина - советника Аносова.
  И зачем ему завод? Себестоимость продукции выше цены реализации, от основной деятельности общество понесло 4 млн. рублей убытка, управленческие расходы съели всю валовую прибыль, убытки гасили, продавая недвижимость и сдавая в аренду все, что можно сдать. Наскребли за счет имущества 23 млн. рублей, половину из которых тут же потратили на уплату налоговых долгов.
  Но, оказывается, Сиротин видит светлую перспективу : работать на конвейеры комбайнового завода в Ростове и тракторного в Волгограде, загрузить мощности так, чтобы трудиться круглый год, и т. д. На проблеме, как этого добиться, когда на заводе осталось всего триста рабочих, внимание не заострялось. Зато главный топ-менеджер «Автосельмаша» председатель совета директоров, он же технический директор ОПК, А. Парфенов объявил лозунг дня: увеличим выпуск… землеройных лопат!
  После этого в зале повеяло «ромашковым» духом. Зазвучали знакомые мотивы: сезонный фактор, падение объемов производства, растущая кредиторская задолженность, уменьшение уставного капитала на 13 млн. рублей. Для рядового акционера это означает, что хиленькая 30-рублевая акция и сам завод подешевеют еще больше. А там, гляди, пригласят, как и на «Ромашку», независимых оценщиков, которые «посчитают» огромное хозяйство по остаточной стоимости. Кто сказал, что завод нельзя продать нужному инвестору по цене двухкомнатной квартиры? Клондайк: центр города, 33 гектара земли, подъздные пути!
  И ведь что занимательно: ничего незаконного в таком ведении бизнеса со стороны ОПК нет. Господа Аносов, Парфенов и Сиротин никакого отношения к созданию мощностей завода не имели, но сегодня именно они решают судьбу прославленного машиностроительного предприятия области. Как скажут, так и будет. Такие нынче законы – хозяин-барин, а с мелкими акционерами и работниками завода можно не считаться. Хотя, как пояснил А. Парфенов, они несут одинаковые с ОПК коммерческие риски.

... И В ЗЕМЛЮ ЗАКОПАЛ

  В тот день, когда на «Автосельмаше» проходило собрание акционеров, в областной администрации шла презентация нового бизнес-проекта под названием «Бренд-корпорация». Как было заявлено, «целью проекта является выработка стратегии продвижения качественной региональной продукции, опирающейся на новейшие бизнес-технологии». То есть все, что производится в области, наши чиновники хотят продавать под единым брендом. Названия ему пока не придумали. Может, это будет «Орел», а может быть, «Строев»? Шанцевый инструмент с «Автосельмаша» в этот бренд тоже, наверное, впишется. И, впрямь, почему не быть лопате «Строев»? Очень даже верно отражает вклад в развитие индустрии и наукоемких технологий XXI века. Возникает , правда, и другая ассоциация: лопатами копают не только землю на приусадебном участке для получения урожая, но и ямы. И даже могилы...

20 июня 2005, 22:00  3279

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Первая полоса"