ЦВЕТЫ НА ПОДОКОННИКЕ - КУРОРТ У ПОДПОЛКОВНИКА



В середине июня в Урицком районе одно за другим были совершены два тягчайших преступления. Второе стало следствием первого, и есть все основания предполагать, что готовится третье. Знают об этом сотни людей и ждут развязки событий. Только нарышкинская милиция пребывает в полном неведении.

Преступление и наказание

О том, что произошло 12 июня после дискотеки, в Нарышкино судачат даже дети. Несколько местных парней в деревне, назовем ее Петровка, похитили, а затем изнасиловали девятнадцатилетнюю девушку. Отец жертвы и еще несколько мужиков, не веря в то, что правосудие покарает преступников, разобрались с ними по - мужски. Насильников подкараулили и так отдубасили, что трое попали в больницу, а двое ударились в бега. У одного «наказанного», говорят, переломаны ноги, у другого свернута шея, третьему отбили то ли почку, то ли печень.
Налицо все признаки статьи 131 Уголовного кодекса РФ («Изнасилование») и статьи 112 («Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью»). Но ни по одному, ни по другому факту уголовные дела не возбуждены. Как уверяет начальник Нарышкинского РОВД подполковник Л. Ильин, потому что никаких таких преступлений в поселке за последнее время… не совершалось. Леонид Иванович даже вызвал своего подчиненного и попросил его проверить книгу регистрации. И действительно, по милицейской отчетности все чисто. Ну а что до молвы, людям, дескать, свойственно придумывать и сочинять.
Однако через час после беседы с ничего не знающим и ни о чем не ведающим подполковником я смогла узнать все обстоятельства преступлений из первых рук.

О чем молчит подполковник

Сейчас о событиях 12 июня Олеся рассказывает более-менее спокойно, только иногда переходит на нервный плач. А вот мама ее, Тамара Ивановна, как только вспомнит, в каком виде утром 13 июня дочь пришла домой, начинает громко рыдать.
Девочку свою Киреевы любят. Олеся - высокая, стройная, эффектные рыжие волосы и трогательные, едва заметные рыжинки на чуть вздернутом носике. Глядя на нее, не скажешь, что выросла в деревне. Просто вылитая голливудская кинозвезда Николь Кидман. И головка у нее умная. Окончила училище, собиралась поступать в университет.
11 июня в сельском клубе была дискотека. Молодежи, как всегда, собралось много. Приехали и парни из Нарышкино. Один из них по имени Олег пристал к девушке. Олеся, на язык бойкая, нахала отшила. Парень себя считал крутым и терпеть «позор» от деревенской соплячки для себя посчитал недостойным. Он ударил девушку по лицу один раз, второй. Тогда вмешались местные ребята, и инцидент был вроде бы исчерпан.
Но парни действительно оказались крутыми, говорят, за ними устойчиво закрепилось: «отморозки». Людмила П., которая живет с одним из них по соседству, об этих ребятах знает многое. И хотя слов «организованная преступная группировка» в ее рассказе не прозвучало, выходило, что Воронов, Гузенков, Лимонов, Клюшкин и еще один парень по кличке Зять не просто друзья-приятели, проводящие за бутылкой пива вместе досуг, а члены местной, как сейчас говорят, бригады. И верховодит ими некий криминальный авторитет Буйнов.
Бригаде приписывают много разных дел. Говорят, есть у них недалеко от Нарышкино штаб - квартира – брошенная крестьянская хата. Место это люди от греха подальше обходят стороной. Способны здесь на все - могут ограбить, продать наркотики, учинить расправу над теми, кто встал на пути.
Не привыкшая получать отпор, самоуверенная в своей безнаказанности пятерка приехала в деревню на следующий день, чтобы проучить строптивую девушку. Был праздник, была опять дискотека. Олесю усадили в машину и увезли в ту самую хату на окраине Нарышкино. Многочасовое глумление над хрупким девичьим телом описывать не буду, хотя Олеся рассказала мне все. Поверьте, называя эту мразь отморозками, нарышкинцы проявляют воспитанность и деликатность. Олеся хорошо помнит трех парней, которые ее изнасиловали первыми. А сколько было на самом деле, сказать не может. Ее все время били по голове, по лицу, по почкам, душили, она теряла сознание. Среди ночи у насильников закончилась выпивка, и они всей гурьбой отправились за спиртным. Олеся хотела убежать, но мучители быстро вернулись. Пригрозили, что, если еще рыпнется, посадят на цепь в подвале, и никто не узнает, где она. Утром девушку отпустили. До деревни, а это километров шесть, Олеся добиралась несколько часов. Родители уже искали ее по всей округе.
…Мать Олеси говорит, что дочь три дня не вставала с кровати, ничего не ела, а только тихо плакала. Вот тогда отец девочки Алексей Киреев и еще несколько мужиков и совершили акт возмездия. «Почему же вы не написали заявление в милицию? Почему не потребовали возбуждения уголовного дела?» - спросила я Киреевых. При слове «милиция» Тамара Ивановна всплеснула руками, как будто отмахивалась от меня, как от чумной. «Какая милиция? - закричала она. - Ходить туда бесполезно, все равно ничего не будет. Вы думаете, там не знают, кто такие эти ребята? Если бы хотели, давно бы посадили, есть за что».

Что мешает хорошему цветоводу?

По закону дела об изнасилованиях возбуждаются по заявлению потерпевших. Ну а если сама пострадавшая претензий не имеет, у подполковника Ильина оснований нагружать своих работников расследованием нет. По этой же причине не возбуждено и второе уголовное дело. Избитые парни тоже не имеют претензий к Алексею Кирееву. Поэтому подполковник прав: несмотря на то, что есть жертвы и преступники, самих преступлений как бы и нет.
Но статья 27 УПК предусматривает, что по фактам, имеющим особую общественную значимость, уголовные дела могут возбуждаться и без заявлений потерпевших. А как вы думаете, когда полпоселка Нарышкино и вся деревня Петровка «стоят на ушах», это общественно значимое дело или нет?
Ведь это неправда, что в милиции о событиях той ночи ничего не известно. В больнице мне подтвердили, что, когда в хирургическое отделение поступил избитый до полусмерти Лимонов, в милицию тут же ушло уведомление. Сам Лимонов из больницы ушел, даже вещи не забрал. А больной, который с ним в одной палате лежал, рассказал, что приходили два милиционера и допытывались, где это его так угораздило. Побитый сказал: мол, с лестницы упал. Санитарка только головой покачала: «А те и поверили. Как же, с лестницы скатился! Да все знают, за что его».
Тем временем страсти накаляются. 20 июня в деревне видели чужую машину, а потом кто-то на крыльцо Киреевым подбросил нож. Бригада не может смириться с поражением и решила мстить? Соседи-мужики на всякий случай поближе к дому перетащили вилы, косы и другую полезную в хозяйстве утварь. «Пусть только сунутся», - многозначительно говорят люди.
Пока деревня готовится к круговой обороне, подполковник Ильин пребывает в полном благодушии и свои силы тратит на разведение цветов на подоконниках. По милицейским сводкам, в Урицком районе особо тяжких преступлений не совершено.

(Фамилии участников событий по этическим соображениям изменены)

28 июня 2004, 22:00  1599

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Жизнь"