ХИЖИНЫ - ЧУЖИМ, ДВОРЦЫ - СВОИМ. Под малиновый звон курантов краснозоренские чиновники одаривают субсидиями ''бедных'' родственников



  “Потенциал социального оптимизма и веры в русской деревне исчерпан...” – заявил губернатор Орловской области, ратуя за безвозмездные субсидии на строительство для малоимущих крестьян по федеральной целевой программе “Социальное развитие села до 2010 года”. И администрация отдаленного Краснозоренского района первый транш этих субсидий – примерно 600-700 тысяч — распределила среди полдюжины “особо нуждающихся”... родственников и блатных.

БЕЛАЯ ВОРОНА

  Глава Краснозоренской районной администрации А. Горшков за свой нынешний пост дрался, как Пересвет с Челубеем. Прежний “наместник” ему выборную кампанию проиграл. Лет двадцать назад Горшков был в Красной Заре предриком, потом в области занимал ряд ответственных должностей вплоть до директора орловских бань! А став главой, всю свою испытанную команду забрал с собой.
  После выборов на привычном месте зама по социальным вопросам удержалась одна только Н. Храбровская. Своих подопечных в небольшом районе она знала наперечет и до поры до времени вполне устраивала новую администрацию. “Зарекомендовала себя требовательным, настойчивым руководителем, способным четко организовать работу отделов и структурных подразделений” — написано в характеристике Храбровской, которую глава администрации Краснозоренского района Горшков отправил “наверх” в 2002 году. И вскоре деятельный заместитель получила Почетную грамоту Министерства социального развития от самого Починка, а еще через год — от губернатора Строева.
  В 2003 году на район свалились средства федерального бюджета на строительство жилья. Однако делить их и решать, кому дать безвозмездные субсидии, поручили не Храбровской, а первому заместителю главы администрации В. Осину. Но когда Храбровская услышала, что список участников жилищной программы держится в строжайшей тайне и уже послужил почвой для разнообразных слухов, пошла к Горшкову. Она изложила свое видение проблемы: надо создать комиссию, привлечь к обсуждению кандидатур общественность, опубликовать список застройщиков в районной газете, а деньги рационально распределить среди возможно большего числа сельчан, прежде всего — среди тех, у кого строительство находится на завершающем этапе. Глава администрации спокойно выслушал своего “социального” зама и отпустил… А через два дня подготовленный Осиным и скрепленный личной подписью главы “секретный пакет” ушел в областные финансовые структуры.
  Разговор с главой для Храбровской даром не прошел. Она попала под знаменитое 10-процентное сокращение штата в рамках административной реформы. Вначале Горшков на проводимую в закрытом режиме сессию народных депутатов вынес предложение об урезании расходов по содержанию аппарата. Депутаты послушно проголосовали и сократили должность зама по социальным вопросам. Стая по сигналу вожака избавилась от “белой вороны”. Естественно, другого места, соответствующего квалификации и профессии, для опальной “номенклатуры” в районе не нашлось.
  Еще вчера обласканная Строевым Храбровская пошла искать правду по инстанциям. Явилась к вышестоящему начальству — заму губернатора по социальным вопросам А. Лабейкину — и выложила всю подноготную. Тот обещал разобраться. Но выводы сделал другой заместитель губернатора — М. Михайлов. Однако об этом бывшая чиновница узнала уже в качестве истицы в суде, куда она подала заявление о восстановлении ее на работе, взыскании заработной платы и морального вреда. Тут и выяснилось, что именно областная комиссия под руководством Михайлова одобрила внесенные краснозоренским главой предложения по сокращению штата и рекомендовала их принять. А как иначе? Ворон ворону глаз не выклюет!

“БИЧ” БОЖИЙ

  На беду больших и малых начальников, и в “медвежьем углу” есть особенный тип людей, описанный еще Шукшиным. Вечно они с кем-то сражаются, являются возмутителями спокойствия, притом что сами обделены фортуной. Ходячей иллюстрацией такому темпераменту в Краснозоренском районе могла бы послужить пенсионерка Н. Карпова. Ничто ее не укротило – ни типичная доля колхозницы с запивавшим, сгинувшим мужем и необходимостью поставить на ноги четверых детей, ни участие в местном “лохотроне” типа “Славянских корней”.
  А эта авантюра для нее и безработного сына-педагога с невесткой и маленькой внучкой дорогого стоила! Сперва семью кредитом на новый дом облагодетельствовала “Орловская Нива”. Процесс пошел, строительство высосало все до последней копеечки. Как только пришла пора возвращать ссуду, оказалось, что платить нечем. Кредитор терпеть дольше не мог, готовил арест имущества, и Карпова кинулась к поручителю – в районную администрацию: помогите чем можете, возьмите хоть уборщицей на временную работу — ссуду же надо выплачивать! Глава Горшков нашел лучший выход: “Продай, а администрация купит готовое здание.” Куда деваться? Ссудозаемщица дом продала и вернула долги. Иллюзии, однако, остались.
  Настала очередь “Агрокомбината” облагодетельствовать малоимущую Карпову. «Агрокомбинат» умудрился сложным путем приобрести в Красной Заре долгострой. Семье Карповой представился еще один шанс укрепить “Славянские корни”. Дали ей погибающие на семи ветрах стены, которые оценили в 82 тысячи рублей, выдали кредит на 30 тысяч деньгами и еще примерно на такую же сумму материалов.
  Что бы нанять плотников соорудить стропила и крыть крышу, Карпова поехала просить в “Агрокомбинате” оставшуюся часть ссуды. Но гендиректор Е. Злобин отказал, объяснив, что финансирование программы “Славянские корни” осуществляется за счет возвратных средств.
  С 2003 года строительство у ссудозаемщицы заглохло. В прямом и переносном смысле – заросло в человеческий рост бурьяном. Пенсионерка попыталась было воздействовать на районную администрацию. Однако ее глава Горшков при громадных акцизах, идущих от двух местных спиртзаводов, только руками развел: “Свободных денег у нас нет!” Тогда поехала Карпова в областную администрацию, дождалась на “порожках” Строева, кинулась в ноги, была принята его референтом, вразумлена и обнадежена. Дескать, пишите заявление в местную администрацию по поводу предоставления безвозмездной субсидии по программе “Социальное развитие села до 2010 года” – вы по всем статьям подходите!
  Но в Красной Заре “до Бога высоко, до Строева далеко”, тут субсидии кому попадя не дают. И настырной Карповой отказали, причем в самой скандальной форме. Всякое лыко вставили ей в строку письменного ответа. Она-де преднамеренно ухудшила свои жилищные условия, продав администрации дом; она за свой тридцатилетний стаж в колхозе недоработала какие-то там “трудодни”; она получает пенсию в размере 1713 рублей, что больше прожиточного минимума, а значит, не является малоимущей, чтобы претендовать на государственную поддержку…
  Света не взвидела оскорбленная пенсионерка. Пошла по поселку смотреть на наглые особняки и собирать данные, кто такие и чем заслужили субсидии более “достойные” земляки? Даже заявление в районную администрацию написала с просьбой выдачи секретного списка лиц, получивших первый транш. Преемник распределившего “бабло” и благополучно ушедшего на пенсию Осина, чиновник с фамилией Брежнев, сослался на Конституцию, не позволяющую распространять информацию о частной жизни (?), и сохранил “страшную тайну” Краснозоренской администрации.

важные люди

  «НО» с секретным списком ссудозаемщиков, который в районе держится за семью печатями, удалось ознакомиться. С главой района Горшковым о субсидиях мы разговаривали в его кабинете под малиновый звон курантов на крыше здания Краснозоренской администрации. Я похвалил мелодию. “Эти часы тоже установлены по плану социального развития района”, — похвастался глава администрации, и разговор потек в нужном направлении. Горшков через три минуты снял трубку, приказав выдать всю информацию, какую я запрошу. Подчиненный, представившийся Николаем Афанасьевичем, инженером архитектурно-строительного контроля, рад стараться: зачитал полный список из 7 счастливцев, получивших с 2003 года государственные субсидии. По моим скромным соображениям, лишь двое из них с натяжкой подходят под понятие «малообеспеченный». А вот остальные...
  А. Карпухин – частный предприниматель, организовавший в поселке что-то вроде станции техобслуживания автомобилей, а ради субсидии представивший справку, будто бы он механизатор СПК “Краснозоренский”. Сделать это было совсем не трудно — он зять главы Краснозоренской сельской администрации Л. Алдошиной.
  А. Савенков — зам. начальника районного управления сельского хозяйства, до того работавший в райпо — коммерческой, кому непонятно, структуре. Говорят, что он уже построил и продал два дома.
  Т. Щиголева — бывший начальник казначейства, вероятно, самая неимущая из всех.
  И, наконец, некто Мурзиков, муж сестры бывшего первого зама Осина. Того самого Осина, который первый делил транш. Этот человек вообще прибыл из другого района, и даже в администрации затрудняются назвать его имя-отчество. А еще в списке фигурирует А. Пойда — завхоз Краснозоренской средней школы. Он же — счастливый муж жены, секретаря в финотделе районной администрации. К слову, в новые списки кандидатов на субсидию особо нуждающимся сельским труженикам попал федеральный судья Краснозоренского районного суда С. Кутузов.
  Такой вот расклад. При этом ныне отвечающий за субсидии малоимущим мой собеседник Николай Афанасьевич впал в патетику: “Я смотрю людям в глаза прямо. С тех пор, как в 2004 году принял дела, у меня все прозрачно, каждый гражданин района по Конституции имеет право обратиться за субсидией. Работает комиссия из уважаемых людей (туда как раз входит Л. Алдошина. — Авт.) и она решит!”
  Как она решает – понятно. Храбровская, возможно, решала бы по-другому, но ее убрали. И что остается измотанной, издерганной крестьянке Карповой, все еще полной оптимизма и веры в социальную справедливость? Разве что верить.

8 августа 2005, 22:00  3043

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Первая полоса"