НОЧНОЕ РАНДЕВУ. Боли в сердце не мешали преступнику разбойничать



  В ночь с 30 на 31 января 2002 года милиция в Покровском и Свердловском районах была поднята по тревоге: искали налетчиков, которые совершили два дерзких нападения на дальнобойщиков. Задержать грабителей по горячим следам не удалось.

ПРИВЛЕКАТЕЛЬНАЯ ПРИМАНКА

  29 января 2002 года из курортного города Анапа Краснодарского края выехал большегрузный автомобиль «MAN» с двумя прицепами. За рулем, сменяя друг друга, сидели водители ООО «Алмаз» А. Митьков и Ю. Чернов. Они направлялись в Белоруссию, откуда должны были доставить двери и прочую столярку. Партнерам-белорусам от директора фирмы они везли презент: настоящее южное вино и коньяк – две канистры по десять литров каждая. К вечеру следующего дня краснодарцы въехали на территорию Орловской области. Митьков и Чернов — водители опытные, длительные командировки для них дело привычное. То, что одинокий грузовик – привлекательная приманка для грабителей, они, безусловно, знали. В местах отдыха дальнобойщиков можно услышать немало рассказов с ужасающими подробностями о дорожных грабителях (на языке водителей – хунхузов). Поэтому водители стараются держаться вместе: собирают караван из пяти – семи машин, и в путь. И места для отдыха ищут побезопаснее: предпочитают ночевать поблизости от поста ГИБДД или на охраняемых стоянках.
  Митьков и Чернов спешили в тихую и уютную, а главное — безопасную гостиницу на въезде в Орел. Но планы перепутала непогода. Повалил снег, дорога обледенела, продолжать путь было просто опасно. Пришлось остановиться.
  Около двух часов ночи рядом с их одиноко стоящей машиной притормозили «Жигули», из которых выскочили четверо мужчин. Угрожая оружием (потом эксперты установят, что это был пистолет «ИЖ», приспособленный для стрельбы газовыми и холостыми патронами), ночные визитеры потребовали деньги. Чтобы водители не сомневались, что ради добычи они готовы идти на самые крайние меры, Чернова и Митькова методично избивали, грозили убить. Мужики держались стойко, крепились даже, когда им выбили зубы, сломали ребра, разбили в кровь лица. Чернов, который был в экипаже старшим, сдался только тогда, когда понял, что его товарища повели расстреливать. Откуда же ему было знать, что пистолет заряжен холостыми патронами? Грабители от Чернова получили 25 тысяч рублей плюс разное имущество тысяч на пять. Забрали вино и коньяк.
  Несмотря на серьезные травмы и увечья, избитые водители сумели добраться до ближайшего поста ГИБДД. Тут они узнали, что через два часа после налета на их автомобиль аналогичное нападение было совершено на ставропольских водителей близ деревни Сетенево Покровского района.
  Только в этом случае хунхузов было не четверо, а трое. Водителей А. Кустарникова и Н. Николаенко непогода тоже застала в пути. Их многотонный «Мерседес», груженный под завязку сигаретами, которые они везли по поручению фирмы «Держава» в Железноводск, не смог удержаться на дороге и съехал в кювет. Около четырех часов утра появились хунхузы. Они действовали теми же методами: угрожали пистолетом, избивали, требовали деньги. Но поживиться особо было нечем: Кустарников и Николаенко в дороге были уже неделю, поэтому изрядно поиздержались. Грабителям достались 900 рублей и один доллар, которые они нашли в барсетке Николаенко, да поношенная куртка Кустарникова.

ПЕРВЫЕ ПОДОЗРЕВАЕМЫЕ

  Сомнений в том, что оба разбоя совершили одни и те же люди, не возникло с самого начала. Несмотря на пережитый стресс, потерпевшие запомнили налетчиков. Они подробно описали их внешность, несмотря на то, что бандиты прикрывали лица воротниками и шапки надвинули низко на лоб. Особенно хорошо запомнился им один из нападавших – мужчина лет сорока, на руках татуировки: на одной —лепесток, а на другой — кольца на пальцах. И лицо характерное такое, с другим не спутаешь – кожа нечистая, в ямочках , мелких шрамах, как будто это следы от оспинок. Не составило труда установить и кличку — подельники называли его Лысым. Второй тоже был типом примечательным — говорил с характерным кавказским акцентом.
  Чтоб с такими приметами, да не поймать преступника? Но все оказалось куда сложнее. Первым делом проверяли милицейские картотеки. Татуировки, кличка — все говорило о том, что Лысый судим. Но человек с такими приметами в милицейском департаменте не засветился.
  Нужная информация пришла по оперативным каналам. Стало известно, что человека, которого подозревали в нападении на дальнобойщиков, часто видели в Орле с друзьями и дамами в одной из частных саун на улице Ливенской. Допрошенный хозяин заведения Ш. завсегдатаев вспомнил и опознал по приметам. Так в деле о ночных разбоях появились первые фамилии – Сергей Паулин по кличке Шарик и Бадри Папия, или просто Бадри. Лысым оказался некто Сергей Гирин. Паулина и Папию арестовали.
  Обвинительный приговор хунхузам был вынесен 29 июля 2004 года, то есть через два с лишним года после совершения преступлений. А вот взять Гирина не удалось: он залег на дно. Судить всех троих, конечно, заманчиво: можно было попытаться предъявить обвинение не за разбой, а за бандитизм. Ответственность по этой статье куда серьезнее, но и доказывать, что преступная группа является бандой, сложнее. Чтобы не задерживать судебное разбирательство в отношении уже арестованных Шарика и Бадри, дело Гирина выделили в отдельное производство, а его объявили в розыск.

ИЛИ ПУЛЯ В СПИНУ, ИЛИ ТЮРЬМА

  К этому времени сыскари знали о нем все – привычки, пристрастия, слабости, выявили всех его знакомых и родственников. Со слов людей, хорошо знавших Лысого, тот «зарабатывал на хлеб» игрой в карты. Получалось, видимо, неплохо – на беспечную жизнь Гирину хватало. Он любил шумные компании, застолья. Его часто можно было видеть в злачных местах и питейных заведениях с сомнительной репутацией. У Гирина была жена и ребенок, но он завел себе еще и зазнобу на стороне. В Брянске нередко навещал Наталью А., которая родила ему ребенка. Он называл ее гражданской женой. Впрочем, наличие двух жен, законной и гражданской, не мешало ему развлекаться с подружками в саунах. Одна из них рассказала следователям, как однажды он признался, что прячется от милиции, что если, мол, поймают, ждет его «или пуля в спину, или тюрьма». Другой свидетель по обрывкам разговоров, которые слышал во время игры в карты с Гириным и Папия, понял, что те занимаются грабежами на дорогах. Говорили они об этом и в пьяном виде.
  За всеми местами, где мог объявиться Лысый, было установлено наблюдение. Рано или поздно клетка должна была захлопнуться. Скрывающегося от следствия Гирина взяли в мае 2004 года. А через год судья Советского суда Н. Чеканихина зачитала приговор: признать Гирина виновным в двух разбойных нападениях и приговорить его к семи годам лишения свободы в колонии общего режима. При определении меры наказания Лысому сделали небольшое снисхождение. Как оказалось, у него больное сердце. Впрочем, сердечная недостаточность не стала помехой при совершении разбоев.
  Человеком он оказался крайне несговорчивым, ни на какие контакты со следствием не шел. И вину свою не признал. А на суде и вовсе отказался от дачи показаний, сославшись на 51-ю статью Конституции РФ, которая дает право не свидетельствовать против себя. Не назвал он и имя четвертого участника шайки. Его следствие так и не установило. Между тем, летом 2002 года, когда Лысый еще был в бегах, на дороге Москва—Симферополь в районе Тросны было совершено несколько ночных налетов на водителей. Характер и методы преступлений очень схожи с теми, что применяла змиевско-покровская группировка. Но доказать причастность Лысого-Гирина к этим фактам так и не удалось.

8 августа 2005, 22:00  1702

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Криминал"