НЕЧИСТАЯ НЕ ПОМЕШАЛА. Чтобы чаще господь замечал...



  Двадцать лет назад, когда инженер завода «Протон» Михаил Воронин впервые попал в Болхов и увидел Спасо-Преображенский собор, он и представить себе не мог, что наступит время, когда этот величественный, но разрушающийся храм вновь засияет куполами, а его колокольный звон будет далеко разноситься по округе. Судьба распорядилась так, что именно ему было суждено вложить в храм электронное сердце: Михаил Филиппович стал одним из авторов уникальной системы автоматизированного колокольного звона – одной из первых в России.

БЛАГОЕ ДЕЛО

  Местные жители уверяют, что служба в Спасо-Преображенском соборе, построенном в XIX веке, велась даже «при немцах», но после войны храм был закрыт и постепенно приходил в упадок. Несколько лет назад началась кампания по восстановлению собора. Большой центральный купол был позолочен, малые - выкрашены в небесно-голубой цвет, причем каждый из них был украшен тридцатью двумя золотыми звездами. Затем пришел черед колокольни – величественного сооружения высотой с десятиэтажный дом с уникальными старинными часами. До наших дней сохранились только три циферблата, а четвертый, с восточной стороны, был утерян, как говорят, во время войны. Тем не менее долгие годы они четко отбивали время при помощи уцелевшего колокола.
  - Идея превратить часы в куранты пришла реставраторам уже по ходу реконструкции, - рассказывает М. Воронин. – Вместо обычного боя они, по задумке, должны были каждые четверть часа проигрывать несколько музыкальных тактов, подобно тому, как это делают куранты на Спасской башне Московского Кремля. Попутно родилась и другая идея - автоматизировать колокольный звон. Наверное, отчасти потому, что местному звонарю уже под семьдесят и ему тяжело подниматься на колокольню. К тому же существует несколько длительных и монотонных звонов, например пасхальный или свадебный. Человеку очень непросто выдержать такую нагрузку, а автоматике - без проблем.

ИСКРА БОЖЬЯ

  - Наш отдел славится на «Протоне» тем, что может отремонтировать что угодно, начиная от простейших узлов и кончая сложнейшими измерительными комплексами, - рассказывает Михаил Воронин. – Когда мне предложили отправиться в Болхов, я согласился без раздумий. Отказаться от участия в возрождении такой красоты я не мог.
  Работа началась в конце августа и шла без отрыва от основного места работы, в основном по выходным. Михаилу помогал сын Дмитрий.
  Удивительное дело, но никаких расчетов и чертежей Михаил Филиппович не делал. Сложные технические задачки решал в уме.
  - Чужих ошибок не было, поэтому учиться пришлось на своих, - рассказывает М. Воронин. – Все соображения тут же внедрялись и проверялись на практике.
  Пока отец и сын Воронины тянули снизу из мастерской к колоколам электрокабели, устанавливали и настраивали ударные молотки, призванные заменить колокольные «языки», специалисты Воронежского технического университета создали программатор. По сути, это простейший компьютер. В него записали десять вариантов звона.
  - Принцип его работы очень прост, - объясняет М. Воронин. – Чтобы зазвучал выбранный перезвон, достаточно нажать на одну из кнопок.
  Не обошлось без неполадок, некоторые из которых Воронины связывают с вмешательством нечистой силы. По их словам, «нечто» словно висело в воздухе, мешая настраивать систему. Порой ни с того ни с сего, как ниточки, рвались тяги из четырехмиллиметровой стальной проволоки. Не раз вопреки законам физики выходили из строя датчики, сгорали провода.
  - Однажды из распредшкафа повалил дым и посыпались искры, - вспоминает Михаил Филиппович. - Оказалось, что полностью прогорел провод на участке длиной с указательный палец. Начали выяснять причины, но так и не нашли никаких неполадок. Проверили и сам провод - он тоже оказался годным к работе. Что тут скажешь – мистика…
  Звонарю церковное ноу-хау пришлось по душе. Впрочем, по большим праздникам, в дни главных богослужений, он все равно поднимается на колокольню и вручную звонит в колокола.
  Как и полагается, систему освятили и благословили, несмотря на то, что создавал ее человек неверующий и некрещеный.
  - Просто я был воспитан в другое время, - говорит М. Воронин. – Но к храмам у меня отношение особое. Я считаю, что одно только присутствие здесь, даже без молитвы, делает человека лучше. Это особенно ощущается в Спасо-Преображенском соборе. Он словно обладает какой-то мощной энергетикой, вблизи него даже воздух будто бы чище.
  Разговоры о возрождении духовности уже навязли в зубах, потому что разговорами и остаются. Совсем иное дело, когда создаешь действительно что-то духовное, обладающее огромной нематериальной ценностью, для других людей, для тех, кто будет жить после нас.

24 октября 2005, 22:00  1664

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Жизнь"