ПОХОРОННАЯ КОМАНДА. Собрать справки и... умереть



  Что говорить о живых? Орловские чиновники с покойниками никак не сладят! Вторую неделю в Болхове народ давится за нежданное наследство, недобрым словом поминая нерасторопную власть.

НЕ БОГ, НЕ ЦАРЬ И НЕ ГЕРОЙ...

  Период распада изотопов цезия длинный – сотни лет, а память о чернобыльской аварии у правительства РФ короткая. Всего через десяток годков, 18 декабря 1997 года, вышло черномырдинское постановление, лишившее жителей загрязненных радиацией территорий денежных компенсаций, дополнительных отпусков и качественного медицинского обслуживания. Вместе с другими потерял свой «чернобыльский» статус райцентр и более сотни населенных пунктов Болховского района. Но Бог не фраер! Случилось так, что незадолго до катастрофы вышел на пенсию и поселился в городе детства Болхове горный инженер с Крайнего Севера А. Потуроев. Всю жизнь он провел, разведывая урановые месторождения, и оказался человеком в радиометрии сведущим, да еще и активным оппозиционером. Вместе с другими борцами с местной мебельной фабрики решил он дать бой «антинародному режиму» и вернуть чернобыльский статус населению Болховского района.
  Возник и был официально зарегистрирован как юридическое лицо Союз пострадавших от аварии на Чернобыльской АЭС. А вскоре появился грамотный, состоящий из графиков замеров радиационной обстановки и других любопытных сведений судебный иск к правительству РФ. Например, там содержались документы о том, что уровень радиации в действующей школе д. Михнево превышает естественный в 100 раз и составляет 141 микрорентген в час! А еще приводились факты, как используются федеральные деньги, отпускаемые на реабилитационные мероприятия. В частности, на строительство многокилометрового забора, окружающего ферму по выращиванию благородных оленей большого оригинала, олигарха болховского разлива и депутата областного Совета Тихомирова.
  Начиная с 2000 года активисты Союза во всех судах, включая Верховный, выиграли процессы. А дальше дело застопорилось. Правозащитники с исполнительным листом на руках слали жалобы во все инстанции, включая фракцию КПРФ в Госдуме, но получили кипу отписок. Лишь после того как обратились в международный суд в Страсбурге, что-то сработало в российской государственной машине, и в 2005 году правительство Фрадкова постановлением от 7 апреля за № 197 вернуло Болхову и району отобранный статус.

НАСЛЕДНИКИ РАДИАЦИИ

  Через месяц, а именно 15 июня, на заседании коллегии областной администрации Строев потребовал от руководства областных служб «более активно и решительно отстаивать интересы населения загрязненных территорий в федеральных министерствах и ведомствах». Также «своевременно» наш губернатор поручил председателю комитета федеральных инвестиционных программ Ю. Леонову «активизировать работу по координации деятельности служб и ведомств – исполнителей мероприятий по преодолению последствий чернобыльской аварии».
  С «координацией» вышло, словно у ржавого робота, перегруженного непосильными задачами. Навалилось все сразу: и текущие выплаты за работу, за проживание в зараженной местности, и компенсации за прежние годы. Притом надо было учесть, что пособия начисляются лишь за фактически отработанное время, а значит, надо разыскивать старые табели выходов, обращаться в архивы, поскольку многие предприятия попросту перестали существовать.
  На засыпку возник совсем уж мистический вопрос: а умершим, не дожившим до светлого дня возврата статуса, полагаются компенсации? Поначалу рассудили: нет человека — нет проблемы, но, на всякий случай, областное управление Федерального казначейства обратилось за разъяснениями в Министерство труда и социального развития. Оттуда ближе к зиме пришел ответ: «Проблема выплаты компенсации наследникам в случае смерти получателя решается в соответствии с нормами Гражданского кодекса РФ». И пришлось родственникам умерших, за исключением тех из них, которые стали наследниками недавно, для получения денежной компенсации участвовать в сложнейшей бюрократической процедуре. Надо было взять домовую книгу и пойти в милицию, там получить справку, что ваш близкий проживал столько-то по такому-то адресу. С этой справкой идти в городскую администрацию — в отдел, который занимается социальными вопросами. Там взять другой документ — о том, что ныне покойный жил совместно с вами и вы являетесь его наследником. Второй справкой подтверждалось, что умерший проживал в так называемой «зоне с правом на отселение». Далее надо было отправляться в соцзащиту. Там взять справку о размере предполагаемой денежной выплаты, в другом кабинете и на другом этаже получить направление к нотариусу и возвратиться в мэрию, чтобы стать счастливым обладателем свидетельства о праве наследства по закону... Умножьте все это на требование уложиться почти полуторе тысяче болховчан в 10-дневный срок, на бесконечные очереди, забывчивость старых и переживших трагедию людей, полнейшее отсутствие какого-либо, кроме «сарафанного радио», оповещения о необходимых комплектах документов и вы получите то, что творилось в Болхове начиная с 5 декабря.

СЛЕПЫЕ ПОВОДЫРИ СЛЕПЫХ...

  Районные и городские власти пребывали в каком-то странном ступоре: как будто не существовало ни сельсоветов, ни уличкомов, ни домкомов, чтобы объясниться с людьми. А ведь еще недавно, когда была нужда решить вопрос о долевом участии жителей в газификации, все это действовало!
  Никто не ведал, сколько на руках у людей готовых документов. Предполагалось, что у многих право прямого наследства было оформлено. Но расчеты не подтвердились. Тогда работники местной службы соцзащиты задумались, где вообще можно узнать, сколько человек с 1998 года отправилось в лучший мир? Болховский ЗАГС получил компьютеры в 2000 году – с тех пор и ведет учет. Паспортный стол, как оказалось, паспорта умерших попросту сжигает. Оставалась одна надежда – статотчетность. Но графики рождаемости и смертей, да и то неполные, поскольку за 2005 год демографическая ситуация в районе еще неизвестна, тоже не прибавили ясности. Нужно было иметь в виду и то, что не все из порядка трех тысяч смертей за этот период приходились на зараженные зоны района. Плюнули, дунули и приняли на веру гипотезу, что примерно половина «мертвых душ» подпадает под чернобыльский статус.
  Зато в районе позаботились об областном управлении казначейства: чтобы оно не переработало, успело в декабре после выплаты «смертных» компенсаций получить возвратные документы и до нового года отчитаться, не думая о полуторатысячной армии наследников, согласились ограничить срок оформления бумаг абсурдными 10 днями — до 15 декабря. Притом, что единственный в Болхове нотариус успевал принять в день не более 15 человек!
  Люди буквально ошалели: в мэрию, где расположена нотариальная контора, занимали очередь с ночи. Сельские жители оставались у родственников, чтобы с пяти утра выстроить хвост, в иные дни превышающий сотню человек. Как всегда в таких случаях, поползли слухи о старушонках, принявших злую смерть в давке. Поскольку давящихся регулярно «строил» сам городской голова, острые болховские языки мероприятие назвали «похоронами мэра», а саму очередь – «процессией в мавзолей».
  Вдруг районная газета «Болховские куранты» 14 декабря в статье «Вопрос урегулирован» сообщила, что «нотариус всех желающих принять не сможет», а глава района вместе с заместителем по социальным вопросам взяли отпуска. «На хозяйстве» остался первый зам. Антонов. Этот находчивый чиновник тут же издал инструкцию для вахтера. Приказ по «осажденной крепости» краток: «Пропуск посетителей на прием к главе администрации и заместителям производить только во время, указанное в графике, при фактическом нахождении руководителя на рабочем месте... Пропуск посетителей в отделы администрации производить только после звонка в соответствующий отдел и уточнения возможности приема...»

ГЛАС НАРОДА

  Спасло болховчан вмешательство сторонних сил. Нагрянули телевизионщики ОГТРК, отсняли толпу и с самыми осторожными комментариями показали остальной Орловщине. Опять зачастили в Болхов проводить встречи да совещания начальник управления соцзащиты населения Н. Ужокин, председатель комитета федеральных инвестиционных программ Ю. Леонов. Обратил на происходящее свое сиятельное внимание зам. губернатора Н. Цикорев. Оказалось, что можно перенести сроки регистрации документов даже до Нового года — казначейство потерпит. Выяснилось, что можно заставить работать нотариуса в выходные и даже привлечь двух дополнительных из области. Наконец додумались составить пофамильные списки, чтобы не создавать давку у дверей нотариальной конторы. И теперь мэр города В. Шичаокин и отозванная из отпуска зам. главы районной администрации З. Никитенко в один голос утверждают, что все проблемы – в прошлом, в крайнем случае, не уложившиеся в новые временные рамки наследники своих прав добьются через суды.
  Чтобы выяснить, как на самом деле обстоят дела, в пятницу, 16 декабря, я приехал в Болхов. Было около пяти вечера. В темном коридорчике находилось порядка двадцати ожидающих приема у нотариуса человек. Спрашиваю: «Вы по записи?» «Нет, сынок, в порядке живой очереди, так оно надежнее», – отвечали из толпы. Осторожная старушка, умалчивая о себе, рассказала о соседке: «Это просто издевательство: покойная-то мать Любы Синяковой о том, что вернут компенсацию, не знала и завещание на «радиацию» не оставила. И Люба всю прошлую неделю с шести утра здесь стояла, все никак не могла пройти. А вчера прошла, так оказалось, что она не одна наследница и нужно кому-то отказаться от своей доли – начинай сначала!» «Ничего, успеет, — загудели доброхоты, — вчера мэр по радио разъяснял, что сроки продлят и до восьми будут работать...» «Что-то я не слышала! Хоть бы объявление какое на двери повесили...» Ровно в пять вышел нотариус и строго сказал, что прием окончен.
  В восемь утра в субботу люди, привычно переругиваясь, уже подпирали стены коридорчика. Некоторые, записанные на воскресенье, сами не зная зачем, встали сегодня еще в пять утра и мерзли возле дверей мэрии — на всякий случай. Нотариусы задерживались. Какой-то пожилой бородач никак не мог взять в толк, почему сумма компенсации у всех разная, а стоимость нотариальных услуг одинаковая – 102 рубля. При этом никаких квитанций на руки не выдается, а в свидетельстве на наследство стоит сумма взысканного тарифа примерно в 2 рубля. Я не поверил. Тут же мне было продемонстрировано свидетельство, выданное нотариусом В. Рожковым, а внизу черным по белому написано: «взыскано: 1 рубль 70 копеек»...
  В четверть девятого появился местный душеприказчик. Его областные коллеги или еще не встали, или вообще устроили себе выходной. Я было попробовал пристыдить законника, но толпа угрожающе надвинулась, а еще недавно миролюбивые старушки стали кликушествовать: «Не тронь нашего нотариуса, он ни в чем не виноват, это ваш Строев все устроил!» В общем, чуть не лишился живота из-за дорогого губернатора…

* * *

  Все-таки, несмотря ни на что, болховчане благодарны всем, кто помогает получить им «похоронные» компенсации. Недавно в тех же «Болховских курантах» была опубликована статья «Восхищены мужеством и настойчивостью», где славословили независимый Союз пострадавших от аварии на Чернобыльской АЭС. А через несколько номеров пенсионеры улицы Козырева напечатали платную «благодарность в конверте», где в возвращении чернобыльского статуса Болхову признавали большую заслугу губернатора... Такой вот у нас незлобивый, все прощающий народ. Но лично я бы не возражал, если бы власть после болховских событий назвали похоронной...

19 декабря 2005, 22:00  1953

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Факты"