ЗА ДЕНЬГИ ЖОРИКА. Орловская прокуратура преследует наших наркополицейских



  Два сотрудника Грязинского межрайонного отдела Госнаркоконтроля по Липецкой области объявлены в розыск прокуратурой Орловской области. Им инкриминируют: похищение человека, подбрасывание ему двух килограммов героина, кражу его личного имущества. Интересно, что в розыск их объявили в марте, а они до сих пор на свободе. Более того, активно изобличают наркоторговцев, за что недавно получили от своего руководства премии – полторы тысячи рублей на двоих. Еще более интересен иной факт: тот самый якобы похищенный ими человек – Георгий Москаленко, 1944 года рождения, — с января нынешнего года содержится в Измалковском изоляторе временного содержания как подсудимый по обвинению в сбыте двух килограммов героина. Как вы, наверное, понимаете, тех самых, которые ему, по версии Орловской прокуратуры, и подкинули грязинские оперативники.

ОПЕРАЦИЯ ВНЕДРЕНИЯ

  Летом прошлого года наша газета первой из СМИ сообщила о том, что у села Чернава Измалковского района сотрудники Грязинского МРО Госнаркоконтроля в результате блестяще проведенной операции взяли с поличным жителя Орла Жору Москаленко. Сейчас в Измалковском районном суде вот уже десятый месяц идет процесс по обвинению его в незаконном приобретении, хранении и сбыте героина. Поводом для оперативной разработки Москаленко послужила информация о том, что в Липецк из Орла идет большой поток героина. Два опера внедрились в местную этническую цыганскую среду. Их кормили-поили и оставляли ночевать, а потом отрекомендовали Жоре как своих в доску. Потом грязинцы хитроумно провели Москаленко, вынудив встретиться с ними на территории Липецкой области. Жора был настолько уверен в том, что встречается с коллегами по теневому бизнесу, что на встречу приехал в одиночку, а потом еще и перевесил без малого два килограмма героина мерной ложкой на своих медицинских весах. Перед тем как распрощаться, Жора заверил «Василия», расплатившегося за покупку 700 тысячами рублей, что в Ливнах у него «концы», и тот сможет купить столько наркоты, сколько ему надо. Когда довольные покупатель и продавец расстались, к Жориной «девятке» на бешеной скорости подъехала «Газель», из которой выпрыгнул спецназ и повязал цыгана.
  Стоит ли говорить о том, что все действия оперативника, выступавшего в качестве покупателя, фиксировались на видео- и аудиопленку? Что все номера 100- и 500-рублевых купюр были заранее переписаны? Что задержание наркоторговца было с понятыми? Что, в конце концов, дело вела лучший следователь нашего Госнаркоконтроля Надежда Васильева? Но, когда обвинительное заключение и пухлый том с материалами расследования были переданы в Измалковский суд, начались чудеса.
  Уже 8 июня, через два дня после задержания, когда судья Измалковского суда Болдырева заключила Жору под стражу, подозреваемый заявил, что его задержали дома, а потом незаконно вывезли в Измалково. Скорее всего, такая версия родилась у Москаленко после того, как к нему из Орла наведались сразу два адвоката – некие Муртазов и Есипова, личности в Орле, если верить слухам, весьма примечательные. Конечно, в это трудно поверить, но говорят, что первый и сам разрабатывается органами как наркодилер, а вторая находится в тесных отношениях с заместителем прокурора Орловской области Сергеем Легостаевым.

ОХОТА НА «КРОТОВ»

  Вскоре при странных обстоятельствах умирает один из орловских осведомителей-цыган: якобы от разрыва сердца после того, как был вычислен местными наркодилерами. А в отношении сотрудников Грязинского Госнаркоконтроля сотрудники Заводского РОВД Орла попытались возбудить уголовное дело после обращения к ним сестры Жоры. Мол, ее брата неизвестные вооруженные люди похитили прямо из дома, а вместе с ним исчез и его автомобиль «ВАЗ-2109», 80 тысяч рублей и золотое колье. Выглядит странным тот факт, что ее заявление зарегистрировали в РОВД в журнале учета информации 7 июня, а осмотр дома работники орловской милиции произвели лишь 13 июня. Естественно, в протоколе осмотра места преступления сотрудники Заводского РОВД отразили, что увидели: разбросанные по дому вещи, сломанную дверь. Нашелся и свидетель, некий гражданин Кураков, бывший военнослужащий, работающий в настоящее время в ХОЗО УВД Орловской области, будто бы видевший бесчинства вооруженных людей.
  Однако потом выяснилось, что Кураков ранее отбывал наказание в местах лишения свободы, а в настоящее время ведет антиобщественный образ жизни, злоупотребляет спиртными напитками и ни в каком ХОЗО УВД никогда не работал. К тому же 6 июня наши оперативники никак не могли находиться в 18-19 часов в Орле, так как в это время один из них присутствовал на допросе обвиняемой в наркосбыте гражданки Лебедевой. Допрос был закончен в 17 часов в Липецке в присутствии адвоката подозреваемой. Выяснилось и то, что не было никакого взлома и грабежа – об этом свидетельствует постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в действиях оперов из Грязей состава преступления, подписанное в июле следователем прокуратуры Заводского района Орла Балаянц. Казалось бы, все ясно: налицо лжесвидетельство в пользу томящегося в Измалковском ИВС Жоры Москаленко.
  Но не тут-то было. Уже 22 июля заместитель прокурора Орловской области Сергей Легостаев данное постановление отменил. Через месяц, 26 августа, старший следователь прокуратуры Орловской области Майоров вновь отказал в возбуждении уголовного дела, но в ноябре Легостаев во второй раз отменил такого рода постановление. Еще через месяц, когда следующий прокурорский работник принял аналогичное, как у коллег, решение, Легостаев все же настоял, чтобы прокуратура возбудила в отношении грязинских оперов уголовное дело по фактам, указанным в заявлении сестры Жоры Москаленко. Его адвокаты, которым, по оперативной информации, орловские наркодилеры заплатили 100 тысяч долларов для решения проблем с представителями власти, обратились с жалобой на действия наших оперов в Заводской районный суд Орла, и тот ее удовлетворил. Впрочем, не все прогнило в этом городе, коль в апреле нынешнего года Орловский областной суд отменил постановление Заводского суда. Однако грязинские опера до сих пор ходят под следствием по возбужденному в отношении них уголовному делу по признакам преступления, предусмотренного статьей 162 ч. 2 УК РФ (разбой с незаконным проникновением в жилище).

ДЕЛО ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ

  «По данному делу допрошены практически все сотрудники нашего отдела, – пишет Генеральному прокурору России Владимиру Устинову тот самый «Василий», осуществлявший контрольную закупку героина у Жоры Москаленко. — Недавно я случайно узнал, что нахожусь в статусе подозреваемого и что в отношении меня избрана мера пресечения — подписка о невыезде. Кроме того, с марта я нахожусь в розыске, хотя я никуда не скрывался, не уклонялся от явки, находился на рабочем месте, осуществлял свои должностные полномочия».
  Розыск подозреваемого можно объявить, когда документально подтвержден факт неизвестности места нахождения подозреваемого. Однако место работы и жительства «Василия» и его товарища известно всем, в том числе и адвокатам Москаленко. Но принудительный привод их в Орловскую областную прокуратуру никто не осуществлял. Кстати, в таком случае должно заводиться розыскное дело, но почему-то оно отсутствует как таковое. Поэтому у наших наркоборцов есть все основания полагать, что все это дело сфальсифицировано.
  А теперь пару слов о коррупции. Всего за год Россия сползла в антикоррупционном рейтинге «Трансперенси Интернешнл» с 90-го на 128-е место. Исследования проводились в 159 странах. Необходимое условие оценки уровня коррумпированности – наличие трех независимых объективных источников информации. Причем в рейтинге не принимаются в расчет социологические опросы населения. Учитываются только мнения экспертов и представителей бизнеса. 128-е место нашей страны в коррупционной «табели о рангах» — национальный позор России. Мы опустились ниже Мадагаскара, Мозамбика, Гайаны и Габона. Россию обогнали даже ближайшие соседи по СНГ. Беларусь – 107-й ранг, Казахстан – 110-й, Украина – 113-й. По данным фонда ИНДЕМ, рынок коррупционных услуг, составлявший в 2001 году треть бюджета России, теперь составляет 2,5 бюджета. Он вырос с 36 до 316 миллиардов долларов, почти в девять раз. Может быть, в этом рейтинге посчитаны и 100 тысяч долларов, которые проплатили орловские наркобароны за освобождение Жоры Москаленко всем тем, кто имеет к этому процессу хоть какое-то отношение?

  Редакция «НО» полагает, что ставить точку в этой истории еще рано, и надеется получить разъяснения от правоохранительных органов Орловской области.


Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Криминал"