ГОЛОД, ХОЛОД ДА НЕПОСИЛЬНЫЙ ТРУД. Нам очень обидно



  Последнее время, спустя 50-60 лет, появилось много «узников» войны. А что же мы, люди, которые были выгнаны из своих домов, видели голод и холод, издевательства со стороны фашистов и предателей-старост?

  Я уроженка поселка Воскресенский Залегощенского района. Поселок наш находился от линии фронта в 65 км. Семья состояла из девяти человек: мама, папа и семеро детей, я – старшая, с 1921 года.
  В 1941 г. в ноябре умер папа. В нашем поселке расположились немецкий штаб, медпункт, а всех жителей выгнали в Моховской район. Нас, молодежь и одиноких женщин с других деревень, оставили в поселке, поселили в одном доме. В три яруса стояли наши нары. Мы видели, как фашист от линии фронта гнал наш народ, бил, расстреливал слабых и больных. Нас под дулами автоматов выгоняли на рытье окопов — в пургу, голодных, полураздетых…
  Когда наши прорвали линию фронта, дома горели, земля поднималась вверх от бомбежек. Нас освободили. Стали возвращаться люди на пепелище...
  Советская власть не бросила нас, помогла поставить нам домик. Дети в школу пошли, а мы, взрослые, обрабатывали свою изуродованную землю: вручную носили с Мохова семена, на коровах пахали.
  Такая вот моя жизнь: голод, холод, непосильный труд. А сейчас получаем мизерную пенсию. Нас много таких, и мы не узники. Нам очень обидно.


Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Жизнь"