ТО ЛИ ЕЩЕ БУДЕТ? Таможня увязла в навозе по самые уши



Утро минувшей среды выдалось по-настоящему славным: на небе ни облачка, а юркие воробьи, нежась в лучах апрельского солнца, расчирикались на всю округу, горожане, как всегда, отправились на работу. Странным выдался этот день только для работников орловской таможни.

РОДИНА МНЕ МАТЬ РОДНАЯ, ГЕНЕРАЛ - ОТЕЦ РОДНОЙ

Около восьми утра часть из них была замечена на Комсомольской площади г. Орла. Кто-то улыбался, а кто-то крепко сжимал губы. Крепкие мужи, выбритые и подтянутые, настоящие сыны своего отечества, с соответствующим уважением к себе и друг другу подходили к автомашине «Газель» малинового цвета. Накануне по таможенному ведомству грянула жуткая весть: у руководства на огороде выгружено несколько машин навоза. А это значит, что непременно должны появиться «добровольцы», которые самоотвержено поедут сражаться с вонючим, но чудодейственным для земли удобрением. Кто-то отказался наотрез, мол, не в служебных это обязанностях, другие – согласились. «Согласным» сказали прийти на Комсомольскую площадь.

Служивые, нужно отдать им должное, проявили пунктуальность — ровно в восемь утра «Газель» снялась с ручника и взяла курс в район деревни Образцово, что в Орловском районе. До нее рукой подать – каких-то несколько километров по асфальтовой дороге по Карачевскому шоссе да еще несколько сот метров по грунтовке направо. А там — прекраснейший вид на город, который лежит внизу, все как на ладони. Еще по дороге, чуть не доезжая до места назначения, можно лицезреть памятник некоему Воробью, которого все называли криминальным авторитетом и который был убит в посадке из ружья летом прошлого года. Впрочем, статус убитого нисколько не мешал ему иметь славный домик недалеко от того, куда ехали трудиться орловские таможенники. А может, даже и ходить туда в гости. Кстати, 27 апреля ему бы исполнилось 40 лет. Но разговор сегодня не о нем.

ЧТО СМУЩЕННЫЕ ДЕВКИ

Когда «Газель» подъехала к огороду, который, по слухам, имеет отношение к генералу Карпушкину, ее уже ждали, рядом оказалась еще одна машина. Правда, первые минут двадцать орловские таможенники не выказывали никаких трудовых порывов: кто-то сидел в машине, кто-то прохаживался возле нее. Видимо, как солдаты перед смертельной схваткой, бойцы собирались с духом и сочиняли трогательные послания своим командирам.

Внезапно боковая дверь машины отворилась, и богатыри с вилами наперевес и неустрашимостью вступили в неравную схватку с пахучими чудовищами, изрыгающими смрад. Бой был неравный. Правда, вместо доспехов и лат на богатырях была надета «гражданка», а на некоторых — таможенная форма, приятно радовавшая глаз на фоне серой природы с только-только пробивающейся зеленью. Вот в такой момент трагического самопожертования мы и решили сделать фото на память.

Однако мужи оказались большими скромниками и, заметив, что на них направлен объектив, споро покидали вилы и… попрятались за кучками навоза.

— Бог в помощь! На чье благо трудитесь? — интересуемся у мужчины, сидящего в машине. В отличие от раскрасневшихся коллег он удрать не успел и закрылся с приятелем в «Газели», не то с ужасом, не то с удивлением наблюдая через лобовое стекло за происходящим.
— А я мимо проходил, — выпаливает невинно дядька лет 45 легенду, задумчиво разглядывая близлежащие просторы и мысленно радуясь, что так ловко провел чужаков.

В это время в огороде нарисовался гонец — сердобольный мужичок, видимо, сторож.

— Вы кто? – интересуется с волнением в голосе.
— Журналисты.
— А откуда информация, что здесь сегодня будет?
— Разведка передала.
— Подумаешь, людей… попросили помочь… Они в отпуске…все… вот и приехали…

На большее гонца не хватило. Он наотрез отказался представиться и быстренько ретировался к нашим «моделям», где стал кому-то названивать по сотовому телефону.

Мы же, сделав на прощание несколько снимков навозной идиллии, оставили место ратного подвига орловских таможенников.

Не хочется верить, что батрацкий труд в Орловской губернии существует до сих пор, и что слово начальника, размышляющего на уровне колхозника, заставляет людей срываться с работы или прерывать законный отдых и ехать вкалывать у него на огороде. Видно, навоз им пуще неволи, а офицерская честь и самоуважение — удел истории...

27 апреля 2006, 00:56  2121

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Факты"