МОЛЧАТЬ И НЕ МЫЧАТЬ! Мы другой такой страны не знаем, где так вольно дышит человек



Власть любит народ. Любит, когда он молчит и терпит. А на роток тех, кто критикует ее, власть, заготовлены платочки. Судьи, милиционеры и прокуроры из платочков накрутили кляпы и вбивают их в рот каждому, кто смеет иметь собственное мнение.

ГЛЕБ ЖЕГЛОВ И ВОЛОДЯ ШАРАПОВ ЛОВЯТ БАНДУ И ГЛАВАРЯ

Орловский пенсионер Петр Гагарин стал знаменитым в один день. Прорвавшись к микрофону на митинге 20 января, он публично назвал нашего губернатора Е.Строева «мразью и гадом» и попросил у собравшихся разрешение «казнить эту падлу».

Знаменитым Гагарина, собственно, сделала не сама фраза, а реакция человека, которому пенсионер дал столь нелестные оценки. Расценив слова бывшего шофера как оскорбление, унижение губернаторской чести и достоинства, Егор Семенович за защитой обратился к прокурору области.

В отношении Гагарина возбудили уголовное дело по статье 319 Уголовного кодекса РФ (оскорбление представителя государственной власти). Сейчас оно передано в следственное управление УВД, и говорливого дедулю могут приговорить к году исправительных работ. Но дело может принять и более серьезный оборот. По мнению губернатора, Гагарин очень похож на экстремиста, ибо угроза убить представителя власти может быть рассмотрена и в рамках закона «О противодействии экстремистской деятельности». А это уже другая ответственность. За три плохих слова пенсионер не ровен час загремит на нары лет этак на 15. Учитывая его возраст, хлебать тюремную баланду придется до конца жизни.

Только сумасшедший может поверить, что семидесятилетний пенсионер представляет угрозу жизни губернатору. Ни губернатор Строев, ни прокурор Воробьев, ни начальник УВД Колокольцев на сумасшедших не похожи. Все же понимают, что слова, которые вгорячах произнес Гагарин, это крик его души. Сказано от отчаяния, от бесправия и нищеты. Человек много лет честно трудился, а теперь не может прожить на пенсию, вот и сорвался.

Вот уже год такие же замордованные нищетой дети войны борются за повышение пенсий. Пишут письма, стоят в пикетах, проводят митинги. Протестуют, как умеют, иногда не спрашивая разрешения. Организатора одного такого митинга Ольгу Чех тоже призвали к ответу. Сначала в милиции провели дознание, составили протокол об административном правонарушении, а затем суд оштрафовал ее на тысячу рублей. Знай бабка: идти поперек представителя власти выйдет боком.

На днях в редакцию позвонила девчушка из Болхова. Шепотом, чтоб никто не слышал, рассказала историю. Паренька-однокурсника хотят исключить из колледжа за то, что сорвал предвыборный плакат кандидата в депутаты областного Совета И. Мосякина. Теперь студент знает: лицо представителя власти неприкосновенно. На портрет молиться можно, срывать нельзя.

Каждый вправе давать собственную оценку этим фактам. Но очень похоже, что началась «силовая зачистка» политического поля Орловщины. Цель одна — уничтожить оппозицию, раздавить всякое сопротивление, изжить инакомыслие, чтобы и думать не могли критиковать или чего-то требовать.

РАСЦВЕЛА БУЙНЫМ ЦВЕТОМ МАЛИНА, РАЗУХАБИЛАСЬ РАЗНАЯ ТВАРЬ

Подготовка почвы к устранению всякого, кто посмеет выступить против авторитарного режима губернатора, началась давно. Еще два года назад на совещании с руководящим составом силовых структур Строев заложил идеологическую основу устранения недовольных. Вот цитата из той речи: «По сути за спиной власти родилась «пятая колонна» — масса разнузданных, расхлыстанных людей, циничных в своих поступках, имеющих организованные преступные группы, прочно укрепившиеся не только финансово, но и идеологически, и информационно, выступающих со страниц своей «желтой прессы». Мы видим, с каким злорадством и глубокой ненавистью они пытаются дать оценку любым шагам власти, поливая желчью ее решения и действия. Все должны понять, что невидимая линия борьбы проходит перед каждым из нас. Это фронт, который проходит через каждую область, район, через каждую семью. Мы должны не только остановить разбой криминала, но и противостоять любым попыткам взорвать наше общество изнутри политическими, любыми другими методами».

Про разбой криминала – это, надо полагать, не более чем риторика. Суть в «попытках дать оценку любым шагам власти, взорвать общество политическими, любыми другими методами». Вот что запретно! И думать не моги оценивать шаги власти! Попробуй выскажи недовольство безудержным ростом цен или низкой зарплатой! Потребуй прекратить вакханалию с реформированием ЖКХ! Попробуй заговорить о коррупции! Каждого, кто посмеет хоть пикнуть, — сразу в «расхлыстанного, циничного в своих поступках»… и к ногтю. С таким-то знаменем да не пойти в атаку?

Племянник губернатора В. В. Строев начал наступление по всему фронту. Роль ударной силы отведена областной прокуратуре. Младший Строев призывал к суду газету «НО», опубликовавшую информацию о бизнесе семейного клана. Племянник расценил это как вмешательство в частную жизнь, клевету и распространение порочащих сведений. Вообще-то по закону прокуратуре, тем более областной, подобными делами заниматься не пристало. Обычно делами о клевете занимаются участковые, ну на худой конец дознаватели РОВД. После проверки заявителю, как правило, рекомендуют обратиться сразу к мировому судье. Но в областной прокуратуре взяли под козырек. Дело, видимо, в фамилии. Следователь по особо важным делам отдела расследований особо важных преступлений Печеркин не поленился лично явиться в редакцию и потребовать от журналистов объяснений и предъявления доказательств их собственной вины или невиновности. Потом к расследованию подключили второго следователя – Зинина. Видать, и впрямь важнейшим из всех дел для областной прокуратуры является дело защиты семейства губернатора. И вот уже перед журналистами «Орловских новостей», как и перед несчастным дедушкой Гагариным, маячит перспектива отправиться за колючую проволоку годика на три. Глядишь, посидят и перестанут совать нос в семейный бизнес Строевых.

Когда в верхнескворченском сельхозпредприятии забастовали доярки, которые требовали выплатить им зарплату (об этом факте «НО» рассказали в одном из январских номеров), начальство делало все, чтобы заткнуть им рты. Генеральный директор В. Баранов вынужден был дать заверения, что долг будет погашен. Но при этом «бунтовщиков» запугал: если подобное повторится, будут приняты меры вплоть до увольнения. Доярки, они тоже — «пятая колонна, расхлыстанные люди, циничные в своих поступках»? Они тоже пытались «взорвать общество любыми другими методами»? А кто же тогда их руководитель В. Баранов, который не платил труженицам за их адскую работу ни копейки? Может быть, менеджер, научившийся работать в рыночных условиях?

ПРЕСЛОВУТАЯ ЧЕРНАЯ КОШКА ЗАБОИТСЯ НАШИХ РЕБЯТ

26 декабря на конференции по избранию ученого совета профессор ОрелГТУ Владимир Харламов высказал собственное мнение по вопросу процедуры избрания этого научного органа, назвав его «междусобойчиком». Прозвучали и жесткие оценки укоренившейся в университете административной системы, основанной на режиме личной власти ректора.

Вольнодумство не поощряется. Да и как ректор Голенков может, к примеру, спокойно относиться к таким оценкам: «Администрации вузов во главе с ректорами научились ловко манипулировать общими собраниями представителей коллектива вуза, проталкивая туда свои креатуры и проводя через «ручные собрания» любые угодные решения… Ни ученый совет, ни общее собрание представителей коллектива вуза не имеют возможности, а зачастую и реальных полномочий проследить за тем, как формируется и расходуется вузовский бюджет. Еженедельная газета научного сообщества «Поиск» сообщает о практике выдачи финансовых средств университета руководящему составу в виде беспроцентных ссуд и последующем их направлении на депозитные вклады, по которым получают баснословные проценты… Доходы представителей администрации вузов выросли до десяти раз… Звучат публичные угрозы в адрес тех преподавателей, кто честно выполняет свой служебный и гражданский долг и не ставит положительные оценки студентам только за то, что они оплачивают свое обучение в университете».

Не знаю, отнес ли ректор Голенков профессора Харламова к людям «расхлыстанным, циничным в своих поступках». Но за то, что ученый посмел открыто высказать собственное мнение, он был наказан. Голенков вчинил Харламову судебный иск и потребовал признать выступление порочащим деловую репутацию университета, а также взыскать с ученого, посмевшего открыто критиковать вузовские порядки, тридцать тысяч рублей морального вреда.

В такой методике ведения дискуссий нет ничего нового. В средние века в отношении несогласных практиковали костер, дыбу, испанский сапог и другие не менее эффективные средства обуздания непокладистых. Позже научные споры переносили в подвалы НКВД, где решающее слово оставалось за офицерами спецслужбы, у которых арсенал «убеждения» был не менее совершенным, чем у священной инквизиции. Вспомним научный спор академика Вавилова и академика Лысенко. Но прогресс очевиден. Несогласным сегодня грозит уже не казнь и даже не тюрьма – всего лишь денежный начет.

27 февраля в Советском суде за вольнодумство профессора «огуляли» на 20 тыс. рублей.

ХЛЕБА НЕТ, НО ПОЛНО ГУТАЛИНА, И ГЛУМИТСЯ ГОРБАТЫЙ ГЛАВАРЬ

Когда борьбу идей ограничивают силовыми методами, она рано или поздно переходит в физическое отторжение тех, кто ограничивает. Ректор Голенков может праздновать победу над профессором Харламовым. Вот только добавила ли тяжба чести и достоинства самому ректору? Сомневаюсь. Но цель достигнута: в научном сообществе воцарились тишь и гладь. Кто теперь посмеет критиковать руководителя? Вполне возможно, что и племянник губернатора отстоит в суде свою деловую репутацию. Но, положа руку на сердце, скажите: вы поверите в то, что бизнес Строева-младшего открыт, чист и непорочен, а сам В. Строев – «белый и пушистый»? А чего добилась власть, наказав нищую пенсионерку Чех? Да вызвала еще большую к себе неприязнь. Уже тот факт, что дети войны не оставили товарища в беде, с миру по нитке собрали деньги на уплату штрафа, говорит о том, что сдаваться они не собираются. А как думали? Довели людей до нищеты и ждете спасибо? За то, что заставили собирать бутылки по помойкам, ожидаете признательности? Вы что, на самом деле считаете, что сможете заткнуть рот старикам, живущим на 12 рублей в день, которые остаются у них после оплаты коммунальных услуг?

На митинге Гагарин, пусть грубо и оскорбительно, но открыто сказал то, что люди давно обсуждают между собой. О реакции губернатора на плохие слова уже сказано, скажу о реакции присутствующих на митинге. Выступление пенсионера приветствовали бурными аплодисментами и одобрительными возгласами! Господин губернатор, вам не страшно?

1 марта 2007, 12:10  2008

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Первая полоса"