ПОЛИТИЧЕСКИЙ НАЕЗД? Не стели асфальт перед губернатором, и тебя не назовут проворовавшимся человеком



Судебный процесс над бывшим директором ныне обанкроченного МУП «ДЭУ» Виктором Фрайдой может стать одним из самых громких и скандальных. Его обвиняют в неуплате налогов более чем на четыре миллиона рублей. Подсудимый, который 21 марта получил мандат депутата областного Совета, считает, что его вины нет, а процесс скорее политический, чем уголовный.

Я ВАМ ПИШУ, ЧЕГО ЖЕ БОЛЕ…

Как только я начал знакомиться с материалами данного судебного дела, сразу возникли ассоциации с Советским Союзом времен тридцатых годов прошлого века. Если кто-то думает, что доносы и анонимки давно перестали писать, заверяю — не перестали. Пишут, да еще как! С наивными грамматическими ошибками, желая, видимо, сойти за рядового работягу, не знакомого с правилами орфографии. Обычный лист бумаги с текстом и подписью «Дабражелател» и стал отправной точкой событий, которые Виктор Фрайда оценивает не иначе, как политическое преследование.

Анонимок было несколько. Первая, датированная 2002 годом, почему-то ушла не в прокуратуру и даже не в мэрию (МУП «ДЭУ» – муниципальное предприятие. – Авт.), а сразу губернатору, и противоречила сама себе. С одной стороны, писавший явно старался замаскировать текст под послание малограмотного человека, даже исказил фамилию начальника – «Фрайдо». С другой стороны, «работяга» на редкость точно и юридически грамотно расписал, какие именно налоги не платит директор, не допустив при этом ни одной орфографической ошибки. Классика жанра...

Анонимка есть анонимка, и вряд ли стоит относиться чересчур серьезно к сигналу человека, боящегося назвать свое имя. Мало ли, чего хотел «дабражелател» – может, завидовал или его по пьяной лавочке бес попутал. Но реакция губернатора последовала незамедлительно – он велел срочно проверить поступивший сигнал и привлечь Фрайду к ответственности. С того момента у руководителя МУП «ДЭУ» начались проблемы. Кто только не проверял деятельность предприятия за последние годы – контрольно-ревизионные управления, счетная палата, сотрудники УВД и прокуратуры, независимый аудит.

Результаты проверок порой были поразительными. Например, в одном из актов сказано, что бывший директор МУП «ДЭУ» перечислил частному предпринимателю за битум около 460 миллионов рублей. Ревизоров не смутило, что предприятие имеет всего-то на всего годовой бюджет в 24 млн. рублей, но при этом умудрилось отвалить частнику примерно треть годового городского бюджета! Для сведения: с 2000 по 2002 годы МУП «ДЭУ» получало из казны по 44 миллиона рублей в год, в 2003-м — 47, а в 2004-м — 49. Даже за семь лет не наберется 460 миллионов. И о чем только думали люди, писавшие акт?

А как вам такой пассаж – Фрайда разобрал кирпичный забор на своем предприятии. Так сказать, из корыстных побуждений. Говорят, что фотография полуразобранного забора, появившаяся в одной из газет в качестве доказательства, была сделана в районе «Химмаша» и никакого отношения к МУП «ДЭУ» не имеет. Наверное, и не может иметь, потому что на балансе предприятия кирпичных заборов не было – были бетонные, из плит. Выходит, если Фрайда и разбирал кирпичные заборы, то не на своем предприятии…

Подобные казусы в актах проверок встречались нередко. Но серьезные люди не видели в них ничего неестественного. Скорее, напротив. Дважды в отношении Фрайды возбуждались уголовные дела, которые тут же рассыпались как карточный домик. В чем только его не обвиняли. И в доведении МУП «ДЭУ» до банкротства, и в сокрытии доходов от налогообложения. Нервы потрепали изрядно, уложили здорового человека в больницу с сердечными проблемами. Но главное – помешали выдвинуть свою кандидатуру на пост мэра и на выборах в горсовет, депутатом которого Виктор Фрайда был дважды. Последнее обстоятельство бывший директор МУП «ДЭУ» считает ключевым. И правда странно, но уголовные дела возбуждали именно накануне выборов. А после них прекращали. Возможно, это не более чем совпадение, но эти случайности явно переросли в устойчивую закономерность.

Кстати, на акте стоят две резолюции Егора Строева, которые недвусмысленно дают понять, что судьба Фрайды была решена задолго до суда и людьми отнюдь не в судейских мантиях. Первая резолюция адресована господам Вельковскому, Касьянову и Тихонову и по-своему умилительна. «Остановите разбой в своих ведомствах!» — потребовал от них губернатор. Видимо, он хотел сказать, чтобы адресаты разобрались с вскрытыми фактами нарушений силами своих сотрудников, в том числе и силами журналистов «Орловской правды», главным редактором которой является г-н Тихонов. Но сказал, что сказал. Хотя слово «разбой» — термин юридический, и применение его в том виде, в каком оно было применено, с правовой же точки зрения весьма сомнительно. Кстати, «правительственная» газета, как теперь величает «Орловскую правду» губернатор, с задачей справилась – критические материалы о МУП «ДЭУ» на ее страницах появились.

Вторая резолюция была адресована бывшему прокурору области С. Куденееву. «Прошу привлечь к ответственности проворовавшегося человека!» – запросто черканул губернатор прокурору. Хотя в то время в отношении «проворовавшегося» человека не было вынесено не только судебного решения (а только суд вправе решать, проворовался человек или нет), но не было возбуждено даже уголовного дела. Впрочем, вскоре оно появилось.

ВИНОВНЫМ НАЗНАЧИТЬ СТРЕЛОЧНИКА

Многие помнят, что в 2001 году Василий Уваров стал мэром Орла относительно случайно. Градоначальника тогда выбирали депутаты горсовета. Кандидатов было двое – Виктор Фрайда и Ефим Вельковский. Ни один из них не набрал нужного количества голосов, и в выигрыше оказался тогда еще «нейтральный» Уваров. Сложивший с себя полномочия мэра Е. Вельковский ушел к Строеву замом. Ушел, как считает Фрайда, имея на него зуб. И надо же было такому случиться, что именно ведомству Вельковского губернатор и поручил разобраться с очередной анонимкой, присланной в 2005 году. Из нее-то и выросло третье уголовное дело, которое рассматривается в федеральном суде Заводского района.

На этот раз бывшего директора МУП «ДЭУ» обвинили в неуплате налогов. По версии следствия, в 2004 и 2005 годах он не перечислил в бюджет более четырех миллионов рублей. Это — подоходный налог с зарплат работников предприятия. Но были ли эти деньги вообще в природе? Предприятие не платило налоги потому, что ему нечем было их платить.

Допрошенные в суде свидетели, в том числе бывший зам. мэра В. Азаров и начальник МУ «Управление коммунальным хозяйством» И. Бунов, подтвердили: город не оказывал МУПу финансовую помощь. Но почему город не использовал имеющиеся у предприятия мощности на все сто процентов, они так и не смогли внятно пояснить. Например, имея собственную установку по производству тротуарной плитки, муниципалитет предпочитал закупать ее по более высокой цене в Белгороде(?!). К асфальтированию внутридворовых дорог и площадок привлекалось не родное предприятие, а частные фирмы, которым в 2005 году из городской казны перепало 27 млн. рублей. А почему не МУП «ДЭУ»? В суде г-н Бунов сказал, что не запрещал предприятию выполнять сторонние заказы. Но целая кипа сохраненных Фрайдой телефонограмм свидетельствует об обратном.

А вот что говорит сам Фрайда: «Передо мной стоял выбор – выдавать людям зарплату или платить налоги. Имеющихся на предприятии денег хватало на что-то одно. Я предпочитал платить людям. Из-за срочных работ, по ночам и в выходные, фонд заработной платы к концу года оказался превышен на три миллиона рублей. Был такой случай: к приезду министра обороны мне «сверху» велели срочно отремонтировать дорогу, по которой он поедет. Работали всю ночь, отремонтировали, за что люди получили заслуженную премию. Латать дороги во внеурочное время приходилось и на пути следования губернатора на разные городские объекты. Например, накануне открытия масловского магазина мы готовили перед ним площадку. А у Дворца металлургов, куда тоже должен был приехать губернатор, подправляли бордюры. Работы на тысячу, а затраты на десять тысяч…».

Хитрая получилась «вилка». Если бы Фрайда предпочел заплатить налоги, ему все равно не дали бы спать спокойно. Потому что за невыплату зарплаты в установленные сроки у нас тоже заводят уголовные дела и тоже судят.

ИМИДЖ НИЧТО, ЖАЖДА - ВСЕ

А что говорит Закон? А он говорит, что привлечь руководителя к уголовной ответственности за неуплату налогов можно только в том случае, если следствие обнаружит и докажет его личную заинтересованность. Если ее нет, уголовное дело разваливается само собой, а незадачливого директора можно привлечь лишь к административной ответственности. Заплатит штраф, да и дело с концом. Кстати, обычно этим все и ограничивается. За неуплату налогов, по крайней мере в нашей области, пока еще никого не посадили.

В случае с Фрайдой в принципе не могло быть личной заинтересованности. Именно поэтому в августе прошлого года было закрыто другое уголовное дело по факту сокрытия доходов предприятия от налогов. Следствию так и не удалось найти деньги, которые «скрывались». Но началась очередная выборная кампания – сначала в горсовет, потом в облсовет, и «уголовная» традиция возобновилась.

И вот тут следователи обнаружили целых три причины личной заинтересованности Фрайды. Во-первых, он «старался создать в глазах руководства имидж успешного руководителя». Вы представляете, как можно создавать положительный имидж, два года не выплачивая налоги и погружая предприятие в долговую яму? Но, видимо, в нашей области есть и такие начальники, которые за подобные деяния «гладят по головке».

Во-вторых, Фрайда не платил налоги, чтобы «получать премии». Ну, здесь хоть какая-то логика есть. Сэкономил на налогах и приукрасил бухгалтерскую отчетность. Одна вот только незадача – директору МУП «ДЭУ», как и руководителям всех других муниципальных предприятий, премии выплачивались в соответствии с постановлениями мэра, и их периодичность и размер не зависят от результатов хозяйственной деятельности. Это неправильно, но так уж заведено в муниципальной системе.

В-третьих, прокуратура заподозрила бывшего директора в том, что он хотел «продлить контракт». На самом деле Фрайду, несмотря на критику, продолжали держать на работе. И не просто держать: в мае 2005 года ему предложили новый контракт на более выгодных условиях. Но он на глазах членов собственного коллектива его разорвал, за что потом получил «нагоняй» от вышестоящих начальников.

Должности Фрайда лишился только в конце 2005 года. МУП «ДЭУ» оказалось на грани банкротства, хотя отвести предприятие от опасной черты было проще простого, продав неиспользуемое имущество. На выбор имелись две производственные базы – одна стоимостью 15 млн. рублей, другая – 40 млн. Реализация хотя бы одной из них позволяла бы сполна расплатиться с долгами и оживить производство. И разве руководство города и губернатор, на стол которого еще три года назад легла аналитическая записка Фрайды, об этом не знали? Но городское руководство тогда наотрез отказалось от продажи, мотивируя тем, что базы МУП «ДЭУ» еще пригодятся. А потом произошло необъяснимое – Фрайда уходит, и тут же сорокамиллионная база выставляется на продажу. Кстати, ее до сих пор никто так и не купил. Оглашение приговора по данному делу было назначено на 21 марта. В тот же день

В. Фрайда, уже как депутат, принимал участие в первом заседании вновь избранного облсовета, куда ему все-таки удалось попасть несмотря на уголовное преследование. Присутствовать на суде он не мог, поэтому написал заявление о переносе заседания. Однако суд не посчитал причину уважительной. Более того, по словам свежеиспеченного депутата, его пообещали доставить в зал суда силой, если он откажется сделать это добровольно. В результате – очередной сердечный приступ. Так что пока говорить о виновности или невиновности бывшего директора рано…

В нашем государстве почему-то принято вешать всех собак на самого слабого. И еще пинать того, кто упал, чтобы он больше не смог подняться. Не из чувства справедливости, а от страха, чтобы собственные грешки остались за кадром. В то же время мы можем сплотиться перед лицом общей опасности и в масштабах нации обладаем широчайшей и добрейшей душой, склонной к состраданию. Но все исчезает, когда вопрос становится частным. Граждане без страха готовы лезть в окопы в случае войны, но отворачиваются и убыстряют шаг, если в подворотне кого-нибудь бьют. А бывают и такие, кто присоединяется к бьющим, не разбирая, кто прав, кто виноват, кого и за что бьют. Неправильно все это. Не по–человечески как-то...

22 марта 2007, 13:00  2186

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Экономика и власть"