В ИСТОРИИ ФИЛАТОВЫХ ПОСТАВЛЕНА ТОЧКА. Семья офицера запаса и "Орловские новости" прорвали круговую оборону



Постоянным читателям «НО» хорошо знакома семья капитана запаса Филатова. Семь лет назад он вместе с супругой и двумя несовершеннолетними дочерьми приехал в Орел с Дальнего Востока. Но наш город принял их негостеприимно – чиновники всех уровней ставили капитану препоны, и он не мог получить положенный ему по закону жилищный сертификат. Хамство, грубость, вымогательство, издевательство – все это пережили Филатовы. Но месяц назад их слабый глас протеста дошел до президента, который «построил» орловских чиновников всего за неделю.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ

Когда Филатовы переехали в Орел, их старшей дочери Илоне было всего 11. Сегодня ей 18. Эта очаровательная девушка фактически ни дня не прожила в доме, который могла бы считать на сто процентов своим. Для нее и ее 11-летней сестры Дианы домом все это время считались чужие углы в бараках, снятые по случаю за мизерные деньги, чужие дачи, куда добрые люди пускали их пожить на лето, и даже берег Орлика, где однажды несколько месяцев им пришлось прожить в палатке. Но ни разу они не упрекнули родителей, и родителям нечего было стыдиться собственных детей. Они сполна выполнили свой долг.

Капитан Владимир Филатов верой и правдой служил в дальней авиации, той, о которой еще недавно было запрещено говорить вслух. Бомбардировщики, которые он обслуживал, в считанные часы могли достигнуть территории потенциального противника и сбросить смертоносный ядерный груз. В конце девяностых дивизию расформировали – то ли врага у нас больше нет, то ли появились другие средства защиты. Капитану Филатову пришлось уволиться из армии. У него просто не было выбора. И не было Родины, куда он мог бы отправиться с семьей. Для него Родиной стала вся Россия. Он выбрал Орел.

Позже супруги Филатовы с горькой усмешкой вспоминали, почему выбор пал именно на город первого салюта. Листая центральную прессу, там, на Дальнем Востоке, они зачитывались мифами о счастливой и спокойной жизни в процветающей Орловщине. Но реальность оказалась гораздо суровее.

— Проблемы начались сразу же, как только мы попытались встать в очередь на получение жилья в администрации Советского района, – рассказывает Татьяна Филатова. – То у нас что-то было не так с документами, то наша очередь как-то странно прыгала. Сунули нас в самый конец общей очереди, хотя мы должны были стоять в очереди на получение сертификата для военнослужащих. Иногда советовали купить квартиру. А на что? Сбережений не нажили, жили вчетвером на две пенсии, мою и мужа, а это чуть больше четырех тысяч рублей в месяц.

Сейчас, когда все позади, Филатовы признаются, что им поступали предложения за определенную плату уладить проблему. Цена вопроса – тысяча долларов. И им обещали выделить квартиру. У Филатовых таких денег не было. А если бы и были, они все равно отказались бы платить. Потому что не так воспитаны. Чиновники, просившие взятку, давно уволились, но все равно в семье капитана их имена предпочитают не произносить.

Самым влиятельным недругом Филатовых стала зам. губернатора Т. Кравченко, которая не раз на повышенных тонах общалась с Татьяной Филатовой. После тех встреч Татьяна Николаевна неделями болела. Она не могла понять, почему другая мать, пусть и занимающая пост вице-губернатора, не хочет ей помочь. Хотя бы ради маленьких детей. В то время г-жа Кравченко ведала распределением воинских сертификатов в Орловской области. И как-то так получалось, что годы шли, а Филатовы в очереди фактически не продвигались. Позже, в том числе и по делу Филатовых, Орловщину посетила государственная комиссия, которая обнаружила массу нарушений при выдаче и распределении сертификатов. По нашей информации, отчет комиссии лег в основу масштабного уголовного дела, которое сейчас расследуется генпрокуратурой. В списке «подозрительных» областей, вольно распоряжавшихся военными сертификатами, не только Орловская область. Но и она тоже. Вот только Т. Кравченко больше у губернатора не работает.

ЧТО ТАКОЕ «НЕВЕЗЕТ» И КАК С ЭТИМ БОРОТЬСЯ

В начале прошлого года у Филатовых появилась надежда. Губернатор отстранил Т. Кравченко от работы с сертификатами и переложил функции на другого зама, тогда еще бывшего в фаворе – Павла Меркулова. Тот, как фигура публичная и больше интересовавшаяся выборами мэра, «спустил» проблему до уровня своего подчиненного – Александра Кислякова. Филатовым пообещали уладить проблему в ближайшее время. А через две недели А. Кисляков со товарищи был арестован по подозрению в коррупции. Последовавший резонанс парализовал областную администрацию настолько, что о проблемах каких-то там Филатовых думать забыли больше чем на полгода. Тем временем функции по распределению сертификатов перешли к Ефиму Вельковскому.

— Прошлым летом нам сказали, что сертификаты есть и что осенью мы можем его получить, – вспоминает Т. Филатова. – Но осенью оказалось, что сертификатов нет и не будет. То же самое сказали в феврале этого года. И тогда мы совсем пали духом. Что делать? Как дальше жить? Мы устали, мы не железные. И тогда на семейном собрании было принято решение – ехать в Москву, к Президенту России.

В Москву супруги Филатовы отправились вместе, в конце марта. Но в приемную пропустили только Татьяну.

— Приняли меня очень вежливо и сразу направили к помощнику президента Александру Маслину, — рассказывает Татьяна Филатова. – Я ему отдала письмо, написанное дома всей семьей, и стопку статей про нас, напечатанных в «Орловских новостях». Он письмо взял, а статьи отложил. «Знаем, — говорит, — читали»…

Первые минуты разговора прошли бурно. Татьяна Николаевна, чувствуя, что находится в последней инстанции, над которой только Бог, дала волю эмоциям. Она рассказала о своих страданиях, не стесняясь выражений. В таком же стиле было написано и адресованное президенту письмо. В нем было описано хамство орловских чиновников, их бездушие и алчность. Но письмо до президента так и не дошло. Г-н Маслин попросил переписать его в более сухом и официальном тоне. «Все же у вас Строев, неприлично как-то такие письма президенту показывать…», — хмыкнул он.

— «Что же мне делать, раз Строев?» — спрашиваю я у него, — вспоминает Филатова. – «Молчать о тех унижениях, которые мне пришлось пережить в кабинетах его подчиненных? Что прикажете делать? Мне терять нечего. Хотите, сейчас с мужем выйдем на Красную площадь, обольем себя бензином и подожжем? Вы тогда хоть нашим детям квартиру дайте». Тут он стал более миролюбивым, принял мое заявление, забрал документы. А когда я показала Маслину проект парка на Ботанике, который мы с мужем второй год облагораживаем собственными руками, он вообще удивился. Говорит: «Как, почему таких замечательных, инициативных и неравнодушных людей в Орловской области обижают?».

Филатовым велели возвращаться домой и ждать звонка. Не прошло и недели, как он раздался. Позвонили из администрации Советского района, где месяцем ранее говорили, что «сертификатов нет и не будет». Просили зайти и получить сертификат.

СКОРО СКАЗКА СКАЗЫВАЕТСЯ, ДА НЕ СКОРО ДЕЛО ДЕЛАЕТСЯ

Можно только догадываться о том, какие механизмы были задействованы, чтобы недоступный семь лет сертификат менее чем за неделю после визита в Москву дошел до семьи Филатовых. Они, конечно, довольны. Все-таки после долгих скитаний у них появился шанс обзавестись собственным жильем. Но помощь свыше похожа на подачку. И на насмешку. Насмешку над нашим же государством, где чиновники чувствуют себя чересчур вольготно. К чему нам правовая система, законы, администрации, прокуратуры и суды, если проблемы решаются вот так, просто, всего за неделю? Важный человек стукнул по столу кулаком, позвонил куда надо и кому надо, и пожалуйста — сертификат налицо. Выходит, все было возможно, все было реально, просто кто-то здесь, в Орле, упорно не хотел пошевелить ручкой и оторвать свою задницу от мягкого кресла ради семьи отставного капитана? Не свои ведь, не родственники? А как рыкнули сверху, сразу и ручки зашевелились, и задница приподнялась, и сертификат, которого «нет и не будет», нашелся.

Кстати, как раз в эти дни идет суд над бывшим главой Советского района Сергеем Морозовым – тем, что уже «мотает» срок за коррупцию. Теперь его обвиняют в незаконном выделении трех квартир. Подписанные им постановления зимой были опротестованы прокуратурой в суде, который принял решение признать действия экс-главы района незаконными и вернуть квартиры муниципалитету. В домашнем архиве у Филатовых лежит немало отписок за подписью Морозова – «Выделить вам жилье не представляется возможным из-за отсутствия свободного жилого фонда, из-за отсутствия средств»…

— Сертификат нам выдали в начале апреля, — рассказывает Татьяна Филатова. – Но когда мы пришли в банк, у нас отказались его принимать. В сертификате была ошибка. Слово «пятьдесят» было написано неправильно – «пядесят». Для банка это оказалось существенно.

Трудно судить, почему ошибка закралась в сертификат Филатовых. Они, видевшие многое, не удивились бы, узнай, что над ними в очередной раз поиздевались. Но, может, все гораздо прозаичнее, и орловские чиновники просто не умеют грамотно писать? Подписан сертификат, кстати, заместителем председателя коллегии области Ефимом Вельковским. Сертификат, видать, «подмахнул» не глядя. А зря, проверять надо.

Пришлось Филатовым снова идти на поклон в администрацию Советского района, объяснять, в чем дело, слушать раздраженное бурчание чиновников, но новый сертификат выписали. Теперь Филатовым осталось лишь приобрести квартиру. Сделать это тоже нелегко. Военным пенсионерам и членам их семей положено по 18 квадратных метров общей площади на человека. Квадратный метр оценивается финансистами Минобороны на основании официальной статистики, поступающей из регионов. Орловщина доложила о том, что у нее средняя цена на жилье составляет 17,4 тысячи рублей за кв. метр. Вот по этой цене Минобороны и выделяет деньги орловским военным пенсионерам.

Можно ли купить на такие деньги квартиру в Орле? Наверное, да, но следует потрудиться, чтобы найти подходящий вариант: должны совпасть не только сумма, но и метраж. Иначе разницу государство потребует вернуть. Впрочем, такие хлопоты можно назвать приятными. Синица в руках у Филатовых появилась, и это главное…

Победа Филатовых – это и победа «Орловских новостей». Мы – единственная газета, которая взялась помочь семье офицера. «Орловская правда» вообще дошла до того, что опубликовала статью, в которой поставила под сомнение законность и обоснованность их требований. Честно говоря, не понимаю, как ее мог пропустить в печать главный редактор А. Тихонов, сам отставной офицер. И дело даже не в законе (а он, на наш взгляд и взгляд администрации президента, был на стороне Филатовых), а в нравственности и морали. Ну не должны воины, полжизни, а то и больше отдавшие служению Родине, унижаться перед чиновниками и жить в палатке на берегу реки…

Думаю, Филатовы еще и сами не поняли, что совершили. Пусть при помощи рыка сверху, но они прорвали оборону бюрократов и показали всем униженными оскорбленным, что за себя надо бороться. Они не побоялись и не отступились, их не сломали ни угрозы, ни издевательства. Они прошли через строй административно-бюрократической высечки, но доказали, что закон в нашей стране – не пустой звук. Что справедливость рано или поздно все равно торжествует. И теперь даже их младшая дочь Диана верит в то, что добро всегда побеждает зло.

P.S. Через несколько дней после того, как Филатовы получили сертификат, Александр Маслин ушел на пенсию. Уже из дома он звонил в Орел, интересовался, не забыли ли семью офицера. Человек мог бы от нее просто отмахнуться. И никто не поставил бы это ему в упрек. Но он поступил порядочно и довел дело до конца, за что Филатовы говорят ему большое спасибо. Отдельную благодарность они выражают редакции «НО» – единственному изданию, которое на протяжении двух с половиной лет всеми силами поддерживало семью в неравной битве с чиновничьей братией.

17 мая 2007, 16:13  1983

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Экономика и власть"