ОБРАЗ СМЕРТИ. Диабетиков будут лечить принудительно новым инсулином?



Человеку, заболевшему сахарным диабетом, врачи обычно говорят: «Привыкайте, теперь диабет для вас – образ жизни». Это верно. Тяжелый недуг диктует больному свои условия, когда все действия, мысли и чувства подчинены одному – борьбе за жизнь. Но для орловских больных из «образа жизни» диабет постепенно начал превращаться в «образ смерти».

ГОРЬКИЙ САХАР

В семье Панкратовых жизнь идет по строгому, раз и навсегда установленному распорядку. Здесь нет ни выходных, ни праздников, ни отпусков. Каждый день расписан: по часам встают, спят, завтракают, обедают и ужинают, по часам принимают лекарства. И так – 13 лет, с тех пор как в их доме поселилась страшная болезнь со «сладким» названием – сахарный диабет.

Первой в 1994 году заболела пятилетняя дочь Владимира и Татьяны Панкратовых Катя. Через полгода такой же диагноз врачи поставили и главе семейства Владимиру Николаевичу.

Отчего заболела Катя, сказать трудно, а вот ее отцу специалисты говорили, что болезнь вполне могла вызвать стрессовая реакция. Очень близко к сердцу принял он беду, случившуюся с единственной дочерью.

А то, что это настоящая беда, Панкратовы убедились на собственном опыте.

Обилие сахара в крови делает жизнь больного очень горькой. Во-первых, это строгая диета. А во-вторых, и в главных, — жесткая инсулинозависимость. Инсулин, который перестает вырабатывать поджелудочная железа, необходимо поставлять организму извне. Иначе – смерть. Повышенное содержание сахара в организме вызывает разрушение сосудов в различных органах. Последствия чудовищны: слепота, поражение почек, гангрена. При отсутствии лечения развивается диабетическая кома – человек, оставшийся без инсулина, больше 5-6 дней не живет.

Поэтому каждый больной знает: ежедневно, в строго определенное время, если он хочет жить, надо делать инъекции. Владимир Панкратов, например, получает свою «дозу» трижды в день: утром, в обед и вечером. Поэтому нельзя, скажем, лечь спать пораньше, а встать попозже или задержаться после работы с друзьями – после инъекции необходимо тут же что-нибудь съесть.

Впрочем, жизнь по расписанию – еще полбеды. Оказывается, инсулин – лекарство строго индивидуальное.

Катя и Владимир Николаевич пробовали принимать различные инсулины, среди них, например, американские «Хомулин» и «Хумалок». У Панкратовых эти препараты вызывали осложнения. Так, у Владимира Николаевича, например, развивался отек Квинке, а Катя дважды попадала в реанимацию в состоянии комы.

В последний раз это было в 2004 году – врачи больницы скорой помощи тогда спасли Кате жизнь. А сразу после выписки эндокринологи подобрали ей другие инсулины: «Новорапид пенфил» (производства Дании) и «Лантус» (Германия). Чуть позже их назначили и Владимиру Николаевичу.

Панкратовы вздохнули чуть свободнее – новые препараты заметно улучшили состояние. Три года относительно спокойной жизни закончились этой весной. Тогда больным сахарным диабетом (как, впрочем, и всем остальным) объявили: кому, как и чем лечиться, теперь решают на самом высоком министерском уровне.

ЖИРАФ БОЛЬШОЙ - ЕМУ ВИДНЕЙ...

В Орловской области не менее 3000 больных сахарным диабетом, которые нуждаются в ежедневных инъекциях. Препараты они получают в аптеках бесплатно – по федеральной программе дополнительного лекарственного обеспечения (ДЛО).

Вокруг этой программы в последнее время разгорелись нешуточные страсти: миллионы льготников по всей стране остались без необходимых лекарств. После очередного президентского «внушения» изобретательный министр Зурабов нашел прямо-таки конгениальный выход из критической ситуации. Вместо того, чтобы обеспечить аптеки необходимыми медикаментами в достаточном количестве, Минздравсоцразвития издал «декрет», в котором предписал врачам выписывать больным бесплатные препараты только с учетом «наличия лекарственных средств в аптеках».

Так что в один совсем не прекрасный день, придя к врачу за рецептом, Владимир Панкратов вполне может услышать: «Вашего инсулина в аптеках нет, берите другой».

В том, что такой день скоро наступит, Панкратов не сомневается. Ему об этом сообщил не кто-нибудь, а сам начальник городского управления здравоохранения В. Омелюсик. Когда обеспокоенный зурабовским приказом и перебоями с инсулином Владимир Николаевич позвонил главе горздрава и поинтересовался, как жить дальше инсулинозависимым людям без лекарств, в ответ услышал, что, мол, с июля пенфильных форм инсулина в городских аптеках не будет вообще. Пенфильные формы – это тот самый датский инсулин, без которого Владимир и Катя Панкратовы могут просто умереть.

ЗАПАД ЕСТЬ ЗАПАД, ВОСТОК ЕСТЬ ВОСТОК, И ВМЕСТЕ ИМ НЕ СОЙТИСЬ

Чем же вызвана такая немилость к датскому инсулину? Его производитель – фирма Novo Nordisk – старейшая и прекрасно зарекомендовавшая себя на мировом рынке компания. К тому же все препараты проходят здесь жесточайший контроль, так что качество их довольно высокое. Но датский инсулин дорог. А больные, как известно, получают его за счет государства. Государству же нашему денег на народ вечно не хватает. Перебои с бесплатными льготными лекарствами – тому подтверждение. Вот и решили сэкономить.

Президент В. Путин выдвинул инициативу замещения дорогостоящих импортных препаратов отечественными – более дешевыми.

А мы-то знаем, в Орловской области любые инициативы сверху подхватывают с невиданным энтузиазмом – прямо как при советской власти. Сельское хозяйство реформировать – Орловщина в первых рядах, да и закон о местном самоуправлении, в отличие от более осторожных соседей, мы приняли на ура. Теперь вот будем отечественные лекарства на фармацевтический рынок внедрять – благо и почву для этого подготовили.

Два года назад в Орловскую область пришел новый инвестор — польская фармацевтическая компания «Биотон Восток». Поляки строят под Орлом фабрику по производству человеческого генно-инженерного инсулина. Именно им и предполагается в ближайшее время заменить импортные препараты.

С 1 июля «биотоновский» инсулин включен в федеральную программу ДЛО. Производители уверяют: новый препарат «Генсулин» будет дешевле зарубежных аналогов почти на 20%, его внедрение позволит сэкономить до 17-18% бюджетных средств. Да и по качеству он мало чем уступает импортным препаратам.

Все это, конечно, замечательно, да вот только орловские диабетики такому «почину» отчего-то совсем не рады.

Во-первых, как уже говорилось, не всякий инсулин, пусть даже самый-самый, подходит тому или иному больному – последствия такого огульного перевода на новый препарат могут оказаться самыми печальными. Во-вторых, переход на другое лекарство должен осуществляться исключительно в условиях стационара, под наблюдением врачей. Что-то очень сомнительно, что всю трехтысячную армию орловских диабетиков уложат на больничные койки, чтобы в клинических условиях ставить на них эксперимент.

Есть и в-третьих. И это в-третьих касается качества лекарства и беспокоит больных в первую очередь. Как сообщает местная пресса, все исследования по качеству продукции «Биотон Восток» закончены. А проводились они на базе кафедры эндокринологии и диабетологии Курского государственного медицинского университета. О результатах испытаний можно прочитать на официальном сайте самого предприятия. Они, как это и должно быть, самые обнадеживающие.

Сомневаться в компетентности курских ученых повода нет. И все же кое-что смущает. Так, например, исследования проводились на 30 пациентах – и все тридцать страдали сахарным диабетом 2-го типа. Кому интересно, посмотрите медицинскую энциклопедию. Там говорится о двух типах сахарного диабета. Так вот, тот же Владимир Панкратов и его дочь Катя болеют диабетом первого типа – это гораздо более тяжелая форма, когда 90% клеток поджелудочной железы погибли, и инсулин не вырабатывается. При втором же типе собственный инсулин в организме присутствует, только органы человека его не воспринимают. Отсюда вопрос: возможно ли применять результаты такого исследования ко всем больным? К тому же далеко не всем испытуемым новый инсулин пришелся «по вкусу». Из выводов курских врачей следует, что довольны новым препаратом только 60 процентов испытуемых. А как же насчет остальных 40 процентов?

Может быть, действительно «Генсулин» для кого-то окажется лучшим лекарством из всех. Беда только в том, что все прочие инсулины из орловских аптек вполне могут исчезнуть. И вот тут возникает «в-четвертых»: а как насчет морали, нравственности, да и закона, между прочим?

В ЭТОЙ ЖИЗНИ УМИРАТЬ НЕ НОВО?

Владимир Панкратов уверен: существует негласное распоряжение местных властей, согласно которому все орловские диабетики будут принудительно переведены на инсулины «Биотон Востока». То есть вместо привычных лекарств врачи будут выписывать им новые – исключительно «местного розлива». И надо сказать, некоторые основания думать так у него есть.

Так, например, недавно Кате Панкратовой исполнилось 18 лет. Девушка впервые пришла на прием во взрослую поликлинику – за рецептом на датский инсулин. Однако эндокринолог наотрез отказалась выписать Кате нужный препарат и отправила в областную больницу за подтверждением: пусть, мол, там напишут, что нужен только этот инсулин и никакой другой. В областной написали, правда, с оговоркой: перевод на другой инсулин нецелесообразен, до госпитализации больную необходимо оставить на прежних лекарствах. А после госпитализации все равно назначат что-то другое? Что – догадаться нетрудно. А телефонный разговор с В. Омелюсиком, о котором уже упоминалось выше, и вовсе убедил Панкратова: в Орловской области разворачивается геноцид по отношению к больным сахарным диабетом.

Кстати, слово «геноцид» означает не только прямое истребление определенных групп населения по тем или иным признакам – скажем, расовым или религиозным, но и умышленное создание жизненных условий, рассчитанных на полное или частичное физическое уничтожение этих групп.

Что и происходит сейчас с «жизненными условиями» больных. Отсутствие нужных лекарств в аптеках или замена их на другие, менее действенные или просто неподходящие для данного больного, приведут сотни людей к медленной, мучительной смерти. Прежде чем умереть, человек может лишиться зрения, ему могут отрезать ноги из-за гангрены стоп, у него могут отказать почки, произойти инсульт… Правда, может быть и по-другому.

Владимир Панкратов рассказывал мне, что, болея сахарным диабетом, человек не только страдает физически – психологически выносить такую жизнь очень непросто. Те, кто не выдерживает, «устает» болеть, просто бросают лечиться. Так было и с одной его знакомой. Не в силах больше жить по ранжиру, женщина уехала на дачу, оставив весь инсулин дома. Несколько дней жила в свое удовольствие – без ежедневных «доз», ела то, в чем отказывала себе всю жизнь. Через неделю ее нашли – там же, в дачном домике…

Владимир Панкратов, образованный интеллигентный человек, преподаватель вуза, отец тяжело больной дочери, готов сделать то же самое. Только мотивы у него другие. То, что происходит сейчас с обеспечением инсулином, Владимир считает прямым нарушением прав человека – да по сути так оно и есть. Конечно, отечественного производителя надо поддерживать, только как быть с правом выбора? Представьте, придете вы в магазин за колбасой, а вам скажут: с сегодняшнего дня велено народу продавать исключительно селедку. Что ж, селедка, она, конечно, тоже еда, но понравится ли вам, что кто-то решает за вас, что вам есть на ужин? А инсулин – это вам не селедка, от него зависит, будешь ты жить или умрешь.

Владимир Панкратов настроен решительно. Пока он защищает свои права «мирными» методами – пишет письма прокурорам и начальникам разных уровней. Если не поможет – готов действовать радикально: «Если меня лишат права выбора и принудительно переведут на другой инсулин, я вообще перестану делать инъекции», — говорит он. Только это будет вовсе не тихая смерть обреченного человека, а гражданская акция.

Стоит ли так? Не знаю… Только очень страшно становится.

(По этическим соображениям фамилия героя публикации изменена).

7 июня 2007, 17:03  3275

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Жизнь"