ОТВОРИТЕ МНЕ ТЕМНИЦУ... `Гуманные` судьи жалеют убийцу и забывают о жертвах



Вторая попытка условно-досрочного освобождения орловского серийного убийцы и бандита В. Моисеенко снова оказалась неудачной. Решение воронежского суда отменили после обращения в прокуратуру Воронежской области депутата Орловского областного Совета Марины Ивашиной.

Владислава Моисеенко арестовали в 1995-м, когда ему было двадцать шесть лет. Неизвестно, успел ли он за такую недолгую жизнь сделать хоть что-нибудь из того, что положено настоящему мужчине, — посадить дерево, построить дом, создать семью… Вряд ли. Потому что строить и создавать Моисеенко не умел и не собирался. А «настоящим мужским» делом почитал грабежи и убийства. Для чего и подобрал себе подходящую компанию, а проще говоря, сколотил банду, которая наводила ужас на жителей Орловщины в начале криминальных девяностых.

Многие еще помнят нападение на автобус с коммерсантами под Тулой, когда было убито несколько орловцев, или расстрел четырех человек на ул. Песковской в Орле. Мотив преступлений всегда был один – нажива. Убивали не только за деньги или драгоценности – не брезгали и мелочью: с тел убитых снимали даже одежду и обувь. Добычей распоряжалась сестра Моисеенко, которая все это отстирывала и, как рачительная хозяйка, складывала на полочку.

А потом Моисеенко начал избавляться от лишних свидетелей. Так, он убил своего друга и подельника А. Поволоцкого, тело вывез в Медведевский лес и сжег. Говорят, жег и плакал…

На суде Моисеенко предъявили обвинение более чем по ста пунктам различных статей Уголовного кодекса. Здесь были и организация банды, и разбойные нападения, и убийство 10 человек. Тогдашний государственный обвинитель, прокурор Т. Семенова просила суд применить в отношении бандита и убийцы высшую меру наказания – смертную казнь.

Но Моисеенко повезло. Напомним, что именно в то время был введен мораторий на смертную казнь. Пожизненное заключение назначить тоже было нельзя – новый УК еще не действовал, а в прежнем подобной меры наказания не существовало. Вот и получил убийца десяти человек 15 лет колонии – по полтора года за каждую загубленную душу.

Тогда же Моисеенко открытым текстом пообещал убить всех, кто так или иначе помог засадить его за решетку: свидетелей, следователей, прокурора… Убить, как только выйдет на свободу.

А надо сказать, на свободу Моисеенко рвется всеми силами. Ради этого он даже заделался передовиком швейного производства и примерным заключенным Нарышкинской колонии. Такое усердие больше года назад по достоинству оценил председатель Урицкого районного суда Ю. Бибиков, который взял да и выпустил убийцу условно-досрочно. При этом судья, как видно, настолько проникся идеями гуманизма, что забыл о законе – при принятии решения были нарушены нормы процессуального и материального права. Во-первых, Моисеенко не возместил потерпевшим ущерба (хотя как можно возместить отнятую жизнь?), во-вторых, в суд даже не пригласили работников прокуратуры.

Тогда «НО» первыми забили тревогу, в дело вмешалась областная прокуратура, решение Бибикова было отменено, а сам судья как-то быстро и незаметно удалился на заслуженный отдых.

Моисеенко же остался досиживать срок – правда, уже почему-то не в Нарышкино, а в Воронежской области, куда его перевели с непонятной целью. Как правило, заключенных переводят в ту область, где живут их родственники, чтобы им было проще приезжать в колонию. Но родственники Моисеенко – орловцы, и до Нарышкино им добираться куда как удобнее, чем до Воронежа.

Впрочем, все прояснилось этой весной. В апреле Центральный районный суд г. Воронежа вновь решил «даровать свободу» орловскому душегубу. За какие заслуги? Да все за те же – примерное поведение и честное отношение к труду. Именно эти аргументы оказались решающими, несмотря на то, что администрация колонии и прокурор выступали против досрочного освобождения Моисеенко.

На этот раз депутат Орловского областного Совета Марина Ивашина направила в Воронежскую областную прокуратуру обращение, в котором поставила вопрос о необоснованности условно-досрочного освобождения В. Моисеенко. И снова постановление районного суда отменили – об этом М. Ивашиной сообщил прокурор Воронежской области В. Шишкин. Выяснилось, что воронежский судья, как когда-то и его коллега Бибиков, отчего-то не учел всех страшных обстоятельств преступлений, совершенных Моисеенко, забыл, что тот вину свою не признал и ни в чем не раскаялся, не говоря уже о возмещении материального ущерба пострадавшим.

До конца срока Моисеенко остается три года. Удастся ли ему выйти раньше? Вполне возможно, если учитывать необъяснимые приступы «милосердия и гуманизма», время от времени случающиеся с районными судьями. Впрочем, может быть, не такие уж необъяснимые? По Орлу, например, ходят упорные слухи, что спровоцировать такой «приступ» проще простого: якобы достаточно энного (не очень большого, кстати) количества американских рублей или даже банки кизилового варенья… и «честный труженик» Моисеенко – разбойник, бандит и убийца — вернется к «любимому делу». А в том, что вернется, не сомневается ни один человек из тех, кто когда-либо с ним сталкивался. Так, бывший следователь по особо важным делам Орловской областной прокуратуры В. Сучков, расследовавший дело Моисеенко и изучивший его достаточно хорошо, уверен: вновь пойдет грабить и убивать – он по-другому просто не может. Да, как мы знаем, Моисеенко и сам не очень-то скрывал свои планы, во всеуслышание обещая расправиться с «обидчиками». Интересно, слышал ли об этом некий индивидуальный предприниматель А. Богданчиков, который гарантировал трудоустройство Моисеенко в случае его досрочного освобождения? А если слышал, то в качестве кого он намеревался принять Моисеенко на работу? В качестве швеи-мотористки? Или штатного душегуба? Впрочем, можно не сомневаться — и ту, и другую профессию Моисеенко освоил в совершенстве.

21 июня 2007, 17:36  4391

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Жизнь"