ЗАПРОГРАММИРОВАННЫЕ НА НАСИЛИЕ



Маленькие войны всегда порождают большие проблемы. И не только для тех, кто участвует в вооруженных конфликтах. Спустя какое – то время расплачиваться приходится всем.

Война, назови ее хоть антитеррористической операцией, хоть борьбой против диктаторского режима, - это всегда насилие. Она выдергивает человека из привычного мира и бросает туда, где совсем иная система ценностей и нравственных ориентиров. У войны другие законы, другие нравы и жестокость в этом перевернутом мире – не порок, добродетель. Убить на войне – доблесть, не преступление. За это дают чины, награды, деньги. Через локальные конфликты и «горячие точки» проходит огромное число молодых людей. Привыкшие к насилию и крови они приносят законы военного времени в мирную жизнь. И тогда в обществе возникает так называемый послевоенный синдром – вспышка насилия, наркомании и преступлений. С «вьетнамским синдромом» столкнулась благополучная Америка после войны в Азии. После Афганистана в СССР заговорили об «афганском», сейчас Россия переживает«чеченский синдром».
Все больше ребят, прошедших Чечню, попадает на скамью подсудимых за совершение насильственных преступлений. В Орле до сих пор вспоминают случай, когда парню, ожидающему суда в следственном изоляторе за грабеж коммерческих палаток, прямо в камере вручили орден Мужества за героизм, проявленный в боях с чеченскими боевиками. Совсем недавно залегощенский «чеченец» жестоко избил своего трехлетнего сына. А в феврале нынешнего года в Советском суде Орла рассматривалось очередное уголовное дело о грабежах, главным фигурантом которого опять же был участник чеченской войны Сергей Леухин.
На самом деле Сергей человек вовсе не жестокий. Нормальный парень, таким, по крайней мере, он был до ухода в армию. Жизнь его складывалась обычно, как у всех его сверстников. Сначала школа, затем два года армии, несколько месяцев провел на Северном Кавказе. Потом тоже все как у людей – устроился на работу, женился, в семье ждали первенца. Но его, относительно благополучного и счастливого, потянуло на грабеж и насилие. Почему? Вряд ли он сам знает ответ на этот вопрос.
Но 18 октября 2003 года Сергей Леухин вышел на зачистку района Веселой Слободы и пролил чужую кровь. В этот вечер он весело проводил время с друзьями Александром Майоровым и Алексеем Чистяковым. Примерно в половине девятого вечера они встретили двух курсантов академии ФАПСИ Насонова и Зайцева. Будущие офицеры были в увольнительной и возвращались из гостей. На слегка подвыпившую компанию курсанты не обратили внимание. Но когда две компании встретились на узком тротуаре, Насонов неожиданно получил удар ногой в лицо. Леухин и Майоров лежачего добивали ногами. В это время Чистяков избивал второго курсанта. Их били молча и долго, стараясь попасть в лицо и голову. Удары наносили поочередно, как будто футболили мяч. Когда жертвы уже не могли сопротивляться, грабители отобрали деньги — сущую мелочь – 360 рублей, сняли часы и серебряную цепочку с шеи Зайцева.
Бросив избитых на дороге, компания подалась дальше догуливать вечерок. На остановке общественного транспорта их внимание привлек прилично одетый мужчина. «У такого деньги должны быть обязательно», - решили парни. У Грекова, так звали очередную жертву, деньги, и правда, были. В кошельке лежали 1500 рублей и пластиковая карточка для банкомата. Леухину даже не потребовалось его избивать. Грекову просто пригрозили: не отдашь деньги, покажем «бабочку». Как потом рассказал сам потерпевший, из книг и криминальных сериалов он знал, что на языке уголовников «бабочкой» называется складной нож. Все прошло тихо и без шума, на ограбление и запугивание припозднившегося гражданина у троицы ушло всего 15 минут. Пока друзья держали Грекова за руки, бывший герой- «чеченец» профессиональными движениями обыскал его карманы и вытащил деньги и карточку.
Придя в себя, Греков позвонил в милицию. На место преступления тут же прибыл наряд ППС. Ограбленный указал, куда побежали преступники, и их задержали по горячим следам. Пока в РОВД оформляли протокол задержания и беседовали с потерпевшим об обстоятельствах преступления, в милицию обратились и очнувшиеся курсанты. Два эпизода были объединены в одно уголовное дело. Во время следствия и суда Сергей Леухин вину свою признал частично. Все время пытался доказать, что когда он в тот вечер вышел с друзьми погулять, планов кого-то избить или ограбить у него не было. Все получилось само собой.
К бывшему участнику чеченской войны суд проявил гуманность, и Леухин получил условный срок наказания. Условный срок дали и Майорову. У третьего участника грабежей Чистякова не была погашена предыдущая судимость, поэтому его приговорили к четыремс половиной годам лишения свободы.
Суд дал только правовую оценку преступления. В психологические изломы в душе солдата не лез. Но с чеченским синдромом, видимо, придется разбираться еще не один десяток лет.
И чем дольше длится этот конфликт, тем больше становится среди нас людей, которые, побывав «там», утрачивают обычные человеческие качества и перестают осознавать ту грань, которая отделяет допустимое от недозволенного.

14 июня 2004, 22:00  1680

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Криминал"