СТРАНА ДЕЛИКАТЕСОВ. Закон бутерброда: падает маслом вниз и взлетает ценой вверх



Экономические законы подобны радиации. Они незаметны со стороны и многими не познаны. Их нельзя пощупать руками, они не считаются с политической целесообразностью и действуют помимо воли самых титулованных особ. Ими нельзя пренебречь, но им надо подчиняться, а их течение и результаты прогнозировать.

ОСЕНЬЮ В ДОЖДЛИВЫЙ СЕРЫЙ ДЕНЬ…

Уже месяц российские власти пытаются остановить скачок цен на продукты питания, которые выросли в среднем на 20%. В первую очередь это коснулось тех самых товаров первой необходимости, которые входят в минимальный набор продуктов питания. Растительное масло подорожало уже на 45%, пастеризованное молоко – в среднем на 10,4%, кефиры-простокваши – на 8,7, творожная продукция – в среднем на 8%, сливочное масло – на 21%. За ними стали подтягиваться мясопродукты, крупы, яйцо. Каждый из этих продуктов попадает в деликатесы. Волна подорожания нахлынула одновременно, накрыв всю территорию России. Это говорит о системном макроэкономическом кризисе, к которому не было готово ни правительство, ни руководство регионов, ни политтехнологи,ни тем более покупатели.

Ошалев от лавров реформаторства, от ежедневных монотонных рапортов о расцвете сельскохозяйственного производства, о развитии национальных проектов в АПК, манипулируя заученными наизусть гигантскими цифрами собранного урожая пшеницы, подсолнечника, кукурузы, констатируя бум молочного производства, информация о взрывном тотальном подорожании застигла правителей страны и регионов врасплох. Ответственный за продовольственную безопасность страны – министр сельского хозяйства Алексей Гордеев, руководящий агропромом почти 10 лет, должен был по законам чести если не застрелиться, то хотя бы подать в отставку. «Мы имеем право сказать, что нашей вины в том, что происходит с ценами на потребительском рынке, нет, – комментирует министр. – Это вина реформаторов, посадивших российского потребителя в 90-е годы на импортную иглу, которая начала давать сбой». Странно, ведь совсем недавно, каких-то 5 лет назад, он говорил, что ошибки и перекосы постперестроечного реформаторства кардинально преодолены и сельское хозяйство необратимо и прогрессивно развивается как самостоятельная отрасль. Министр весел и энергичен. И, даже не скрывая злого сарказма, радуется под камеры TV – наконец-то в Минфине и Минэкономразвития поймут, что напрасно не давали побольше денег в аграрную отрасль. Лукавит. Такого объема капиталов, инвестиций, субсидий, субвенций, трансфертов, которые потоком льются в сельскохозяйственный сектор в последние годы, не получает никакая другая отрасль российской экономики.

У ВАС ОГУРЦЫ СОЛЕНЫЕ ЕСТЬ? ДАЙТЕ ДВА…

Сравнивая темпы роста цен на куриное яйцо, молоко и масло с динамикой цен на осетровую икру, севрюжий балык и коньяк «Хеннеси», надо признать: олигархам и чиновникам все-таки повезло больше. Их привычный рацион практически не подорожал. Потребительская корзина обычного работяги и пенсионера и потребительская корзина тех, чьи доходы кратно больше, как говорят в Одессе, – две большие разницы. Как известно, инфляция рассчитывается исходя из «усредненной» потребительской корзины. Вместо объявленных в начале года 7 процентов по итогам октября инфляция грозит перевалить за 10-процентный рубеж. Экономисты часто называют инфляцию «налогом на бедность». Потому что покупатели «богатой потребительской корзины» (бизнесмены, чиновники, высокооплачиваемые офисные сотрудники) при подорожании привычного им набора продуктов все-таки обладают денежным запасом и в крайнем случае идут на внутриассортиментные замены. Вместо финского сервелата берут отечественный карбонат, а вместо живой форели – охлажденную семгу.

А вот покупатели «бедной потребительской корзины», наши пенсионеры и среднестатистические работники со среднестатистическими доходами, не имеют накоплений. У них нет и других источников дохода, чтобы увеличить расходы на покупку привычного набора продуктов. Поэтому именно по их кошельку двукратное удорожание бутылки масла и пакета молока ударит значительно больше. Им ничего не остается, кроме как экономить и сокращать потребление. Русский язык обозначает это простым словом – «голодать».

Качество жизни населения – это критерий, за который персональную ответственность несут губернатор и областная власть. Именно от их управленческих решений зависит бизнес-климат в регионе, обеспеченность рабочими местами, уровень доходов, доступность цен. Здесь уместно вспомнить, как исхитряются замутить статистическими показателями реальное экономическое состояние граждан. Как оценить степень материальной обеспеченности населения? Естественно, чем больше доходы превышают минимальный прожиточный уровень, тем человек обеспеченнее. Первый показатель – уровень начисленной заработной платы, пенсий, денежных доходов исчисляется по официальной отчетности, и «приписать» его довольно трудно.

Судя по цифрам Росстата, Орловская область все-таки не блещет высокими заработками (см. таблицу). Но продемонстрировать высокий уровень руководства регионом можно по-другому, заявив, что у нас все дешево. Помнится, когда рынок «Орловской Нивы» посещал Борис Ельцин, ценники на мясо, кур и колбасу привели делегацию в шок. Цены были в разы дешевле, чем в соседних областях. Правда, не успел президентский кортеж тронуться с места, как немедленно перевернутые обратной стороной ценники сразу сбили пыл наскочивших покупателей, пожелавших затовариться. Но легенда о низких ценах на Орловщине продолжает жить.

Денежные доходы в расчете на душу населения (данные Росстата на 01.08.2007г.)

рублей
Денежные
доходы
Денежные
доходы
Российская
Федерация
12338,7 Центральный
федеральный округ
16379,5
Белогородская
область
9964,3 Орловская
область
7366,0
Брянская
область
7611,3 Рязанская
область
8041,7
Воронежская
область
9036,0 Смоленская
область
8321,2
Калужская
область
10018,2 Тамбовская
область
8317,5
Костромская
область
7531,5 Тверская
область
8474,8
Курская
область
8337,0 Тульская
область
8415,6
Липетская
область
9464,8 Ярославская
область
9489,7
Московская
область
14073,6 г. Москва 33340,7

Прожиточный минимум – это, как известно, стоимость минимального набора продуктов питания и стоимость необходимых товаров и услуг, обеспечивающих жизнедеятельность человека. У нас так виртуозно считают прожиточный минимум, что впору поверить: Орловщина – рай для бедняков!

Когда некоторые аналитики с огорчением отмечают, что в Орловской области самые низкие доходы, чиновники-оптимисты тут же задорно заявляют, что люди у нас все равно живут лучше, чем в соседних областях. Потому что у нас самая дешевая минимальная потребительская корзина! Стоимость минимального набора продуктов питания в августе 2007 г. в Орловской области – 1449 руб. 50 коп., сравните с Тверью и Тулой, где соответственно 1610 и 1617 рублей, или со Смоленском –1600 руб., Воронежской областью –1528 руб.

ЖИВЫ БУДЕМ, НЕ ПОМРЕМ…

Кто дает такой подсчет? Согласно данным департамента экономической политики, прогнозируемый размер средней пенсии в Орловской области в 2007 году составляет 3005 рублей. Соответственно, если прожиточный минимум рассчитан в 2450 рублей, из которого на минимальный набор продуктов питания приходится чуть меньше полутора тысяч, то можно с уверенностью рапортовать: орловские пенсионеры могут еще и откладывать на «черный день» чуть ли не по полтысячи рублей ежемесячно. Правда ли это? Конечно, нет. Почти треть орловских стариков живут за чертой бедности и едва сводят концы с концами. Так как же считается этот минимальный набор продуктов питания и соответствует ли он действительности? Другими словами, можно ли с ним действительно прожить?

Для чистоты аргументов отбросим в сторону те заниженные диапазоны цен, которые умудряются находить социсследователи и которые избирательно используются в «заказной» успешной орловской статистике для демонстрации высокого уровня жизни. Вопрос стоит о самой достоверности и научной обоснованности так называемого минимального набора продуктов питания, о его составе, компонентах, которые, по мнению законодателей, обеспечивают полную потребность человека в жизненно необходимых веществах.

Для иллюстрации полного абсурда, который служит расчетной формулой «радостных показателей» экономики, приведу ряд выдержек из Постановления Правительства РФ от 17 февраля 1999 г. N 192 «Об утверждении Методических рекомендаций по определению потребительской корзины для основных социально-демографических групп населения в целом по Российской Федерации и в субъектах Российской Федерации» (с изм. и доп. от 16 марта 2000 г.). Например, согласно этой официальной методике расчета, пенсионеру достаточно в год (!) 2, 9 кг риса, то есть чуть больше четверти килограмма в месяц, или меньше одного рисового зернышка в день. Макаронных изделий старикам «отсчитано» 6 кг в год, а ржаного хлеба – по 150 граммов в сутки. Как в блокадном Ленинграде.

Заботливыми учеными мужами при поддержке правительства предписано пожилому человеку кушать в год (!) 10 кг говядины и 2 кг свинины, а селедки и вовсе 700 граммов в год. Как, собственно, и печенья. Сливочного масла, из-за подорожания которого сейчас ажиотаж, и вовсе достаточно в год 1,8 кг, то есть меньше 5 граммов в день. Для сравнения: в чайной ложке помещается 10 г. А растительного масла полагается столовая ложка. Раз так мало, то и подорожание не выглядит так обременительно для пенсионерского бюджета?

По постановлению правительства, старикам достаточно в день стакана молока или кефира, а яйцо следует употреблять раз в 4-5 дней. Такие вот грустные цифры. Говорят, в тюрьмах полагается больше. Как заверяют специалисты, в минимальном наборе продуктов питания должны быть сбалансированы жиры, белки и углеводы в том количестве, чтобы поддерживать жизнь. Кто бы спорил! Недавно заблудившиеся в Китае туристы прожили без еды 25 дней. И ничего… Сейчас, когда партия «Единая Россия» рвет на себе рубаху, заявляя, что не покладая рук выстраивает социально-экономическую защиту россиян от нищеты, хочется спросить их – представителей партии власти, депутатов от этой партии, сенаторов, министров: неужели за 8 лет было недосуг обратить внимание на этот «карцерный» алгоритм, издевательски принижающий потребности в питании «одной человеческой единицы»? И бог бы с ними, этими бумажными расчетами, виртуальными показателями, но на них основываются и от них отталкиваются такие макро- и геоэкономические показатели, которые касаются каждого из жителей России – величина прожиточного минимума, минимальный размер оплаты труда и т.д. Это все к теме осознания и владения экономическими законами.

ВЗБЕСИВШИЕСЯ ЦЕНЫ

Инфляцию и рост цен на продовольствие президент Владимир Путин назвал главной проблемой экономики. «Но решать ее сейчас оперативно нужно, повышая доходы населения, особенно применительно к пенсионерам». В контексте этого с 1 января 2008 года российские пенсионеры получат дополнительные 370 рублей, бюджетникам тоже обещана индексация заработной платы. Таким образом, в экономику страны будут вброшены миллиарды рублей. Теперь вспомним озвученные причины ценового кризиса. Одна из них – недостаток на российском рынке продуктов питания. Колоссальный приток наличности при дефиците товарного предложения, по всем законам экономики, вызовет очередной рывок цен вверх. Уже после Нового года. Сейчас правительство получило указание В. Путина: антиинфляционные меры должны применяться «взвешенно и осторожно, чтобы не подорвать сельское хозяйство». Что же происходит на деле? Только за август молочные продукты подорожали в среднем по стране на 40%. Сырьем для их производства служит сухое молоко. Цены на него определяются мировым рынком. Такие вот у нас итоги в реализации нацпроектов в АПК, что до сих пор закупать сухое молоко в Европе выгоднее, чем развивать молочное животноводство в России. Евросоюз субсидировал своих фермеров, и цены на молочное сырье были невысокие. Но теперь экспортные субсидии в ЕС отменили, и сухое молоко резко выросло в цене. Общая тенденция повышения цен на все – оливки, рапс, мясо, масло, вина просматривается по всей территории Западной Европы, объясняют нам. Но есть один нюанс: расходы на питание в среднеевропейской семье не превышают 10% от ее совокупного дохода. А в России на пропитание тратится до 75% заработков. Да и зачем вообще нашим гражданам платить в России за хлеб и молоко втридорога лишь потому, что где-то в Африке случился неурожай бананов? Оказывается, только теперь, на восьмом году XXI века, после глобальной народно-хозяйственной реформы и политического триумфа «Единой России», мы начинаем понимать, что наша страна целиком попала в зависимость от иностранных производителей и не в состоянии прокормить свое население исконно российскими продуктами питания – хлебом, маслом, молоком. Зависимость России от импортных поставок молочных продуктов – более чем на 25%. Пытаясь увеличить приток продукции на российский потребительский рынок, правительство на полгода ввело временную пониженную пошлину на импорт молока с 15% до 5%. Еще раньше возник вопрос с ценой на зерно. Хлеб в магазинах стал расти в цене и уменьшаться в массе. Выяснилось, что причины зарождения «хлебного кризиса» кроются в прогнозе Минсельхоза на урожай 2007 года. Цена на зерно тоже зависит от мировых рынков. На этот раз больше не от импорта, а от экспортных цен российских производителей. По данным Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР), с начала года оптовые цены на пшеницу выросли на 30%. Соответственно, в рознице дорожают мука и хлеб. Цена 1 килограмма хлеба с июля поднялась на 10-30 процентов в зависимости от региона. Это часть общемировой тенденции: в Европе и на Ближнем Востоке растут цены на зерно – в частности, из-за востребованности биотоплива. И если у российских производителей есть альтернатива продать зерно на экспорт (а она есть), то на внутреннем рынке продукт не может быть намного дешевле. Причиной подорожания мясных продуктов стал дефицит говядины в стране. По словам главы Минсельхоза РФ, в этом году импорт придется увеличить почти наполовину. Результат – тот же. Зависимость от ценовой ситуации на Западе. Чтобы присмирить своих зерновых экспортеров, министр-единоросс Алексей Гордеев заявил о повышении экспортных пошлин и проведении товарной интервенции.

Посмотрим на всю эту «лапту» со стороны. Цены на зерно оказались поистине экстремальными, достигнув максимума за последние 10 лет, и это при самых низких за последние годы запасах. Получается, что российским производителям выгоднее отправлять зерно на экспорт. Но в России зерна не хватает. Отсюда мысль: развернуть хлебные потоки назад или ограничить. По всем законам военного времени! Поднять экспортные пошлины. Да, несомненно, «здесь и сейчас» запретительные меры на вывоз за границу зерна дадут эффект. И это на время сдержит рост цен на хлеб в России. Но как тогда понять всю многолетнюю предыдущую политику российских аграрных начальников, которые одобряли экспорт российского зерна и расценивали его как показатель зерновой обеспеченности и национальной независимости?

Ведь, по логике, сейчас не олигарх с нефтегазовой трубой, а настоящий российский производитель, земледелец, который своим трудом добивался выхода на мировой рынок и может получить реальную доброкачественную прибыль, будет наказан за свой труд. Здесь даже не работает русская присказка «бей своих, чтоб чужие боялись!» «Чужим», наоборот, – любые льготы. И запускаются на всю мощь еще 8 молокоперерабатывающих заводов Украины, оживают в предвкушении больших барышей пищепредприятия Германии, Польши и т.д., которые призываются на поставки продукции в Россию. Они и будут обласканы, эти иностранные производители молока, масла, сыра… Им снизили импортные пошлины на продукты, которые все больше вытесняют наши собственные, отечественные, российские.

Когда такой скачок цен «ломанулся» накануне выборов, то невольно напрашивается мысль: может, вся эта трибунная риторика по поводу огромных достижений за последние 8-10 лет – блеф? Пружины в экономическом механизме разорвало именно сейчас, когда не должно быть «проколов» из чисто политических интересов. Тем более в самом тонком вопросе, самом социально опасном и граждански уязвимом месте – в уровне жизни.

«НУЖНО СОЗДАВАТЬ РЫНОЧНЫЕ УСЛОВИЯ, А, ИЗВИНИТЕ ЗА МОВЕТОН, НЕ КРЫШЕВАТЬ…» (В.В. ПУТИН)

Не хотелось бы верить, что в российском масштабе такая же хлестаковщина, как в нашем регионе. Многословные песни акына о том, что наша маленькая область уже способна накормить две-три соседних зерном и хлебом и что мы впереди планеты всей в животноводстве, засели в сознании каждого, кто хоть раз включал орловское телевидение или читал прогубернаторские газеты. Себя те СМИ называют объективными и чистоплотными, прочие – «лживым потоком» и «заказухой». Будем считать, что нижеследующие цитаты «заказал» к публикации «партайгеноссе по экономике», вице-губернатор Николай Цикорев, поскольку почерпнуты они из его документа. Из прогноза социально-экономического развития Орловской области на 2008 год:

«В растениеводстве производство зерна (в весе после доработки) в текущем году (в 2007-м. – Авт.) составит около 1,5 млн. тонн, что на 15,4% выше результатов предыдущего года». Хотелось бы крикнуть «ура!», но вот цитата из отчета прошлого года: «В растениеводстве производство зерна (в весе после доработки) в текущем году (в 2006 г. – Авт.) составит около 1,2 млн. тонн, что на 29,4 % ниже результатов предыдущего года»…

И далее просто цитаты из упомянутого документа. Судите сами, можно ли вообще говорить о каких-то антиинфляционных факторах, продовольственной безопасности, самостоятельности и независимости нашей области?

«В животноводстве области до конца текущего года сохранится тенденция сокращения крупного рогатого скота в сельскохозяйственных предприятиях и хозяйствах населения. В 2007 году по сравнению с 2006 годом в хозяйствах всех категорий на 5,5% сократится поголовье крупного рогатого скота, в том числе коров».

«Сокращение численности коров как в сельскохозяйственных организациях, так и в хозяйствах населения приведет к снижению производства молока в этих категориях соответственно на 8,6 и 9,5 процента».

«В 2007 году производство яиц во всех категориях хозяйств снизится к уровню прошлого года на 10,4% и составит 240 млн. штук, в том числе снизится в сельскохозяйственных предприятиях на 28,1 млн. штук, или 30,8%, и составит 63 млн. штук».

«На результатах производства яиц в области негативно отразилась работа ЗАО «Птицефабрика «Орловская». За 8 месяцев текущего года на фабрике произведено 36 млн. штук яиц, или 59% к аналогичному периоду прошлого года. По состоянию на 1 сентября 2007 года, птицефабрика снизила поголовье птицы на 327,7 тыс. голов, или на 33,7 процента».

К слову, никто из подчиненных Егора Строева, ответственных за развитие сельского хозяйства, за продовольственные ресурсы или за экономически благополучные прогнозы, как и министр Гордеев, не схватился за перо в стремлении смыть позор написанием заявления об отставке. Не настаивает и губернатор. Значит, все в порядке?

Так и задумано?

Как можно убедиться, на Орловщине уже банкротятся былые триумфаторы аграрных реформ, крах других сдерживается исключительно административными методами. Институт агрохолдингов как посреднических структур профилируется на функциях «купи-продай». Многие эксперты объясняют рывок цен на продукты питания не чьим-то «сговором», не отдельными и легко устранимыми «перегибами на местах», а неумолимой логикой ценообразования в стране, пораженной тяжелой формой голландской болезни и изъеденной коррупцией. Читателям еще предстоит запомнить термин «голландская болезнь», в ближайшие годы он будет все чаще появляться в комментариях экономистов. Он означает снижение потенциала отечественных производителей из-за замещения их продукции импортными аналогами.

Монополизм локальный и региональный, отраслевой и протекционный – это еще одна из причин инфляции. «Руководители должны развивать рынок, а не помогать перекупщикам сельскохозяйственной продукции» (В.Путин). Вспомним, кто требовал от молокозаводов принимать от крестьян молоко по фиксированно низкой цене? Кто «расчистил» область от мелкорозничной торговой сети в шаговой доступности, открыв монополию гипермаркетам и иногородним дискаунтерам (торговым корпорациям), сначала убившим местную торговлю демпинговыми ценами, а потом монопольно диктующим ценовую политику? Кто создает протекционные условия для «избранных» поставщиков продуктов питания в бюджетные школы, больницы, ясли?

На примере нашей Орловской области немыслимо говорить о таких категориях, как честная конкуренция в бизнесе, как благоприятный предпринимательский климат и свободные рыночные механизмы. На потребительском рынке «мелочь» типа малых и средних предприятий, производящих, доставляющих или реализующих товарную продукцию, «задушена» усилиями госчиновников и «крупных игроков». Мелкие конкуренты разорены демпингом и превращены в «придатки» монополистов. Чиновники процветают на откатах, от щедро платящих за «административный сервис» и безбарьерную экспансию крупных бизнес-структур. Теперь закономерно пришла пора невеселого «похмелья».

Для всех. Для граждан – поскольку нас никак не могут радовать цены. Для власти – потому что грозные поиски виновных в росте цен приведут совсем не туда, где с энтузиазмом гончей собаки бросились искать. И что удивительно, похмелье наступает и для «крупных игроков»: из них уже пытаются сделать «козлов отпущения», а они виноваты всего лишь в том, что следовали логике экономической доктрины последних лет (беспредел чиновников, монополизм и отсутствие конкуренции, коррупция, рейдерство и захват зон влияния). И не их вина, что такая политика, начиная с региональных властей и заканчивая макроэкономикой, была бездарной и разрушительной для государства. Стало ясно, что лозунг о «социальной ответственности» бизнеса работал лишь на уход от этой ответственности самой власти и проворовавшихся и погрязших в умственной лени госчиновников.

«БАНКОВСКОГО КРИЗИСА НЕ БУДЕТ». ОН УЖЕ ЕСТЬ

Инфляцию, рост цен, перегрев потребительского рынка всегда считают верными признаками экономического кризиса. Для полной его составляющей не хватает только двух показателей – падения мировых цен на нефть и банковского кризиса. Бог дал России в последние годы благоприятную внешнеэкономическую конъюнктуру цен на углеводороды, цена на которые перевалила за 92 доллара за баррель. В. Путин отверг вероятность банковского кризиса в России. Тем не менее в банковско-кредитном секторе налицо явно негативные процессы. Резкий рост цен на нефть и газ привел к тому, что деньги наводнили российскую экономику. Центробанк (ЦБ) вынужден скупать поступающую в страну валюту для поддержания фиксированного курса, для чего печатает дополнительные деньги. Иностранную валюту привлекают в страну и госкорпорации, которые берут огромные займы. Российские коммерческие банки долго игнорировали население как полноценный источник средств, потому что он был самым дорогостоящим. Они заимствовали «короткие» кредиты в валюте на срок не более трех лет, а размещали «длинные» кредиты в рублях, к примеру, в ипотеку. Но в конце лета на мировых финансовых рынках разразился кризис ликвидности, то есть кризис, вызванный ослаблением национальной валюты США, ростом просроченной задолженности и обвальными вспышками неплатежей в секторе американского ипотечного кредитования клиентов с высокой степенью риска. Перед российскими банками «замаячила» проблема рефинансирования (перезайма) задолженности. И Центробанк объявил о сокращении за минувшую неделю золотовалютных резервов на 5,5 миллиарда долларов (!) и произвел такую интервенцию из своих ресурсов. Тем самым подтвердил, что проблема банковского кризиса в России существует. Она выражается и в таком показателе, о котором не желают вслух говорить накануне выборов и который опять-таки напрямую связан с инфляцией - это рост просроченной задолженности в российской банковской системе.

Доля такой задолженности составляет сейчас, по оценкам экспертов, 8% без учета Сбербанка. По законам экономики, критический уровень просроченной задолженности составляет 13% — «это засечка по корейскому кризису» («взрыв» платежной, кредитной, банковской системы и дефолты).

Центробанк обратился к банкам с призывом ограничить иностранные займы, так как это может привести к большим рискам в случае роста курса доллара. Доля иностранных заимствований в банках не должна превышать критической черты в 20 процентов. Но уже сейчас у нас этот показатель в среднем находится на уровне 15 процентов, а в банке "Русский стандарт", "МДМ-банке" и "Альфа-банке" - 30 процентов. В то же время в России растет невозвратность потребительских кредитов. Критическим уровнем долговой нагрузки на доходы населения считается 30% (в России он 15%). Но тенденция такова, и скачок цен на продукты тому подтверждение, рост зарплат по темпам роста почти вдвое превышает производительность труда. А значит, за ростом доходов нет реального товарного обеспечения. То есть та же проблема "голландской болезни" и зависимости российского производственного потенциала от заграницы. Это, по расчетам экспертов, может довести до кризиса долговые обязательства граждан перед банками уже через два года.

ЧАХНУТЬ НАД ЗЛАТОМ ИЛИ ОТ ГОЛОДА. ЧТО ЛУЧШЕ?

Золотовалютный резерв (ЗВР) России сейчас превышает 430 млрд. долларов (209 млрд. фунтов). Кроме того, благодаря притоку нефтяных доходов Россия создала Стабилизационный фонд - 140 млрд. долларов, который предназначен для поддержки государственного бюджета в случае внезапного падения цен на энергоносители. 45% фонда - доллары и евро, а оставшиеся 10% - фунты стерлингов. Из-за падения курса доллара к рублю, например, на 5 копеек наши запасы в американской валюте сокращаются более чем на $3 млн. Мы видим, что уже длительный период наблюдается все большее ослабление зеленой бумажки американского казначейства. Но наши несметные валютные запасы продолжают активно инвестировать экономику развитых стран, особенно США. Постоянная скупка нами долларов в ЗВР позволила США без особых забот полностью финансировать дефицит своего платежного баланса. При этом на любое экономическое ослабление Штатов мы "протягиваем руку помощи". Наш Центробанк скупает больше долларов в то время, как курс доллара снижается, и меньше в то время, как доллар растет. Если бы в свое время курсовой режим, рекомендованный России в качестве инструмента строжайшей экономической политики, в действительности существовал, Россия имела бы абсолютно все основания ревальвировать национальную валюту до уровня менее 12 рублей за доллар. Сейчас же потраченная на скупку долларов национальная валюта, стерилизуя долларовую прибыль, идет в экономику страны и вызывает мощную инфляцию. Это дестабилизирует экономические субъекты и больно ударяет по покупательной способности граждан. Государство, не способное сдержать инфляцию, фактически конфискует накопленные сбережения населения. Отказ от искусственного поддержания заниженного курса национальной валюты и ее вполне естественная ревальвация, между тем, могли бы привести к множеству положительных эффектов в экономике. Ревальвация рубля способствовала бы снижению инфляции из-за удешевления импортных товаров, что также повысило бы благосостояние граждан. Далее отечественные производители получили бы возможность покупать импортное оборудование по более низким ценам, что способствовало бы обновлению и укреплению промышленного сектора.

Негативные же последствия ревальвации для экспортеров и секторов экономики, испытывающих конкурентное давление импорта, можно было бы в полной мере компенсировать снижением налогов и введением субсидий (например, для аграрного сектора).

Сейчас же ситуация такова: Стабилизационный фонд в его нынешнем виде доживает последние месяцы. К 1 февраля 2008 года его разделят на две части - Резервный фонд и Фонд национального благосостояния (ФНБ) . Средства первого будут инвестироваться в государственные облигации зарубежных (!) стран. А средства ФНБ, то есть деньги, которые мы все вместе, по идее, копим на будущее, направят в более рискованные активы компаний развитых иностранных (!) государств.

FINITA…

Что имеем в итоге? Инфляция за три года, как ее ни скрывали, никуда не делась и реально составляет не 6-7, а предположительно все те же 10-11 процентов в год. Эксперты предсказывают, что начиная с ноября начнется быстрый рост цен на бензин, который потянет за собой рост транспортных расходов, то есть цены на все товары. Естественно, поднимется цена на мазут, что повысит стоимость энергоносителей. С 15 ноября пенсионерам начнут выдавать увеличенные пенсии, и наверняка к этому числу цены на продовольственные товары поднимутся минимум на 5 процентов. К декабрю продолжающийся рост цен компенсирует повышение зарплаты бюджетникам.

С 1 января будут сняты ограничения на рост цен в жилищно-коммунальной сфере - поскольку считается, что теперь эта сфера стала конкурентной. Управляющие компании соответственно не только не "заморозят" стоимость услуг ЖКХ, но и увеличат ставки за аренду торговых площадей. Результат - тотальное подорожание товаров и услуг. Абсолютно алогичными и даже вредными в рыночной экономике смотрятся некие Соглашения с производителями-монополистами, министерствами и региональными властями о фиксации предельных размеров цен. Они не имеют законной силы и механизмов реализации и в большей степени популистские, нежели экономические. Что взять, например, с распоряжения губернатора Орловской области о мерах по стабилизации цен на отдельные виды социально значимых продуктов питания? Рекомендуемая им в рознице цена на сливочное масло - 124,8 руб. за кг, а, к примеру, в ОАО "Кромской маслодельный завод" за 2006 год только чистая себестоимость производства масла сложилась в сумме 120 рублей за кг. И из-за заниженных цен отпуска масла предприятие несло убытки под 700 тыс. рублей. И так по любому товару. Следует понимать, что от того, подписал губернатор очередной "заботливый" документ или нет, предприниматели, магазины, лотки и ларьки, гастрономы и супермаркеты исходят из своей закупочной цены и своих издержек на обеспечение своей деятельности. В том числе резервируя деньги на взятки очередным стаям проверяющих, на недостачи, на порчи, на риски при транспортировках, на оплату аренды, на рост зарплаты собственным работникам, которые тоже страдают от инфляции, и т.п. А потому диапазон цен на все упомянутые в распоряжении Е. Строева товары в разных торговых точках разных форм собственности будет и дальше колебаться с амплитудой до 40%. Вполне реально, что популистский ход губернаторов и госфункционеров под стягами "Единой России" вовлечет экономику страны в еще более тяжкий кризис. Если силовым и административным прессингом заставить реализовать продукцию ниже себестоимости, то можно напрочь развалить систему погашения долговых обязательств и обанкротить последние предприятия переработки и производства продуктов питания. Недалекого ума и "гениальная идея" Б. Грызлова и С. Миронова - "во всем виноват посредник". Вникли ли они, какого рода посредник виноват более всего? И как они будут разруливать свой "лозунг", когда узнают, что виновник - не мелкооптовый складик, работающий с 2-5-ной надбавкой, а, к примеру, такой прогосударственный и протекционный монстр, как "Орловская Нива", накручивающий совокупные наценки на 30-50%?

Ясно, что все сейчас - "дело политическое". И молочники, и хлебопеки, и маслоделы сдержат свое обещание не повышать цены на самые дешевые социально значимые продукты до дня выборов. Но чтобы получать прибыль, платить налоги и развиваться, предприятия сократят выпуск "значимых" товаров до минимума (сейчас их доля менее 5%). Либо компенсируют свои затраты ростом цен на прочие товары, коих 95% в объеме производства. Очевидно, что рост цен сейчас рассматривается только через призму влияния на электорат. Поэтому власти не думают, как принять структурные меры по борьбе с инфляцией, а лишь думают о том, как поскорее успокоить население и внушить мысль, что власть в состоянии с этой инфляцией справиться. От этого зависят итоги выборов. Говорят, что к 2 декабря цены удержат.

Но как можно отложить Новый год, который каждый раз приводит к ценовому скачку? Можно ли решить нынешний структурный кризис в духе административного регулирования цен? Только на какое-то время, но кардинально - нет. И наверняка "замороженные" до парламентских выборов цены обернутся эффектом отложенной инфляции, вызвав очередной шоковый скачок. И совпадет он скорее всего с длительными новогодними праздниками и с всплеском потребительской активности, вызвав вторую волну, которая может растянуться на весь январь, когда рост цен традиционно самый высокий. Что ждет нас после Нового года? Прогнозы самые разные. Но то, что цены, взвившиеся до октябрьской планки 2007 года, уже никогда не поползут вниз, - это закон экономики.

25 октября 2007, 22:36  2742

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Первая полоса"