ЦЫГАНСКИЙ ВОПРОС. Бегали ромалы – не догонишь



Табор, костер, цыган со скрипкой и пляшущая цыганка в развевающейся пестрой юбке, пасущиеся невдалеке кони… Жаль, что в реальной жизни быт черноволосых детей мира не так романтичен, как в книгах и фильмах. Советский суд г. Орла вынес приговор трем представителям семейства Оглы. Ромалы признаны виновными в разбое и грабеже.

Теплый денек 28 марта 2007 года компания орловских подростков коротала на Дворянке – после скучных лекций хотелось побаловаться пивком. Сидели на прогретых первым солнцем бревнах, слушали музыку – Женька закачал в телефон новые песни. «Кайф» обломали другие парни – трое цыган, которые, судя по расширенным зрачкам и раскованности движений, тоже были под кайфом. Только под другим. «Дай позвонить», – недружелюбно обратился тот, что в джинсовой куртке. «Да у меня на счету – ноль», – попробовал отвертеться хозяин телефона. Почему-то не хотелось грубить этим цыганам, может, отпугивал странный блеск в глазах – поди разбери, то ли наследственный гипнотический, то ли приобретенный после «дозы». В общем, ссориться студенты побоялись. Цыгане, как и кони, чувствуют, когда их боятся. И наглеют.

Тот, что в кожаной куртке и спортивных штанах, бросил настойчиво: «Набери номер и сбрось». Когда Женька начал набирать под диктовку цифры, «джинсовый» неожиданно выхватил телефон у него из рук, а когда Женька попытался привстать, начался обычный цыганский цирк. Громко, дружно, не давая вставить ни слова, «джинсовый» и «кожаный» стали угрожать студентам, кричать. Третий якобы пытался их успокоить. «Спокойно, не дергайтесь», «Не рыпайтесь, пока не прирезали», «Сидите, а то хуже будет» - навыками запугивания и русским языком цыгане владели неплохо, хотя позже, на суде, им потребовался переводчик.

Два брата – 29-летний Рубен и 39-летний Георгий Оглы, а также их соплеменник 25-летний Андрей Оглы прошли разные, но чем-то схожие «университеты», не то что студенты, пьющие пиво мартовским деньком на теплом пеньке. Уроженцы Красноярска, Донецкой и Томской областей после долгих скитаний по городам и тюрьмам осели в Орле, на Пушкаревке – известной горожанам «цыганской улочке». Говорят, пушкаревские – потомки крымских цыган. Для их уклада характерны элементы клановости, даже барона еще не отменили. Живут они и в Леженках, промышляя на орловской земле сбором ее «недр» – попросту говоря, металлолома. Приторговывают краденым, наркотиками. Но основной профиль, конечно, чермет.

Именно работой по профилю объясняли на допросах ромалы свое появление на Дворянке. А то, что отвлеклись от «своей» темы, так это все наркота проклятая виновата – сбила с пути истинного. Из показаний Андрея Оглы: «Вместе с братьями пришел на берег Орлика, чтобы собирать чермет. В тот день был в состоянии наркотического опьянения. Помню, что у одного из парней взяли телефон и не отдали. Помню плохо, т.к. началась наркотическая ломка. Телефон продали, купили себе мака в магазине, сделали наркотик и вместе употребили его». Очень удобное «прикрытие», эти наркотики. На суде всегда можно сказать, что ни в чем не виноват, а признательные показания дал потому, что «сотрудники милиции ему показали шприц с наркотиком, обещали дать». Суд не поверил.

Все трое уже знакомы Фемиде. Имея образование от ноля до шести классов средней школы, «знания» получали в тюрьмах и от соплеменников. Судимости за хранение наркотиков, кражи, грабежи, мошенничество – классический «послужной список». Молодой цыган Рубен Оглы, у которого несколько месяцев назад родился сын, даже пускался в бега, но его отловили.

Андрей Оглы дал во время следствия признательные показания – за месяц до истории с телефоном он напал на женщину недалеко от магазина «Дашенька». Факт нападения тогда действительно был зафиксирован – в РОВД обратилась женщина, рассказавшая, что поздно вечером неизвестный подбежал к ней сзади, сбил с ног и отнял сумку. Правда, лица нападавшего она не видела. Но мозаика сходилась как нельзя лучше – есть потерпевшая, есть явка с повинной. Хорошо? Хорошо!

На суде тоже все складывалось ровно. На непризнание вины подсудимыми нашлись аргументы в виде свидетельских показаний и прочих неопровержимых улик. Учитывая, что трое Оглы неоднократно судимы, совершили преступления в условиях опасного рецидива, приговор суда был достаточно строг. По информации помощника прокурора Советской прокуратуры Е. Лесик, Андрей Оглы получил 8 лет, Георгий – 9, Рубен – 8 лет лишения свободы. Вот такая доля воровская, доля цыганская. Ну никакой романтики!

29 ноября 2007, 23:00  1931

Комментарии

Реклама

Ещё из раздела
"Криминал"